Вернулись.

Всё, я в Москве.

В Новгороде — провели пресс-конф, заехали к внучке с бабушкой, пообщались коротко с Дейной, посидели вечером на местном клубе молодых журналистов.

Главное от новгородской поездки — это слова бабушки Алисы: «если бы не вы, нас бы тут стёрли в порошок за неделю». И правда, стёрли бы. Постиг в этот момент всю глубину любви к начальственному словосочетанию «поднимать шумиху». Поднимали и будем поднимать. Пусть производят порошки из чего-нибудь другого, не из людей.

Бабушке, конечно, всё-таки тяжело. Она даже нас пыталась агитировать: «вы там скажите, скажите им, что когда она в Москву уезжала, я ей предлагала — ты езжай сначала одна, осмотрись, посмотри как там, а девочка пока со мной побудет — но она твёрдо сказала: нет, я поеду только с ребёнком». Будто я прокурор или судья.

Антонина там распечатала и повесила на стенку свой собственный портрет с большой подписью wanted — жалко, шатунно-кривошипный бударагинский фотик не позволил сделать сие достоянием интернет-общественности.

pict0028-320.jpg
Алиса с фотиком и Бударагиным

До прессухи ключевые словосочетания: «город маленький, все друг друга знают и всё понимают». В глазах местных журналистов, особенно молодых женщин — немой вопрос: что, господа московские мажоры, своих отобьёте и уедете, а с нами тут как творили что хотят, так и будут творить, и никто не вступится? Я всё ждал, кто мне его задаст вслух. Задал Вадим Иванов, известный местный тележурналист со «Славии» (в несколько более корректной форме, разумеется). Ответил ему честно, что сейчас, когда центральной является задача вернуть ребёнку маму, мы не можем решать никаких других. Но обещал с ним встретиться — сразу после праздников.

Главное ощущение неправильности происходящего наконец-то обрело объясняющую метафору. Когда на крестьян, работающих в поле, нападают люди, вооружённые мечами, копьями и луками, крестьяне берут в руки вилы, ломы и мотыги и отмахиваются ими. Ессно, в качестве оружия весь этот сельхозинвентарь крайне малопригоден, но в общем, если изловчиться, можно супостата и на вилы насадить, и ломиком по хребту приложить, будь он хоть суперниндзя и чемпион по фехтованию. Точно так же и «шумиха», от жж-флешмобов до пресс-конференций и передач на ОРТ — крайне неудобный инструмент для защиты от правоохранительного произвола, но всё же иногда немного действенный.

Ну и ещё. Оказывается, именно маэстро Колодкин вёл дело об убийстве писателя Дмитрия Балашова. По которому, как известно, обвинили родного сына писателя.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма