Главная / Основной блог / «Реакционер» №1

«Реакционер» №1

В общем, такой новый регулярный формат будет. Опускания планки и разнузданно-недемократических методов полемики, ессно. Радиоколонка на РСН. Сегодня записал дебютную. А расширенные текстовые версии будут выкладываться здесь.

—————-
Большая новость, дорогие слушатели. Правительство наше утвердило наконец план развития энергетики до 2020 года.  Примерный масштаб денег, которые страна потратит в течение 12 лет на эту благодать — от 423 млрд до 542 млрд долларов. Руководитель Росэнерго Дмитрий Аханов торжественно сообщил о подписании генеральной схемы размещения объектов 2020 года. В новости почему-то написано, что это произошло 29 февраля.

Разработка этого мегапроекта заняла больше двух лет. План, между прочим — особая гордость председателя правления РАО «ЕЭС России» Анатолия Чубайса. Он уже заявил что-то бравурное в том духе, что задача, дескать, масштабна, но конечно же, вполне выполнима. Ещё бы.

Вот интересно: когда Чубайс выступает в роли отраслевого лоббиста, он двумя руками за большие государственные инвестиции. А когда тот же Чубайс выступает в роли эксперта, комментирующего нам макроэкономику, он наоборот клеймит нынешнюю политику госрасходов и заклинает вернуться к золотым принципам ельцинизма, грозя в противном случае всякими карами от лица западных инвесторов.

Вообще, обратите внимание: в последние месяцы в медиапространстве стало очень много Чубайса. Он хвастает планами по энергетике, он же рассказывает по телевизору про мировой экономический кризис, он высказывается по президентским выборам, он же указывает в Давосе, какой должна быть новая российская власть.

Давосское выступление Чубайса – это вообще завуалированный ультиматум Путину и Медведеву. Содержание его такое: всё, шалости кончились, настало время вернуться к единственно верному курсу – курсу 90-х. Иначе капитаны мировой экономики будут «топить» Россию в водовороте мирового финансового кризиса. За что они нас так?  А за то, что у нас политика неправильная. Мы, во-первых, слишком много тратим – на социальную сферу, на модернизацию экономики, на вооружения и т.д. И ещё слишком много о себе воображаем. Например, позволяем себе не соглашаться с США в принципиальных вопросах (таких, например, как статус Косово). До сих пор нам это сходило с рук – но теперь, если верить Чубайсу, «настанет новая жизнь».

Вот всё время какое-то появляется странное чувство, когда имеешь дело с таким, казалось бы, известным вдоль и поперёк феноменом, как Чубайс. В том-то и беда, наверное, что мы слишком хорошо его знаем. Он –  тот, кто у нас по определению в ответе за всё плохое. Это так ещё с Ельцина пошло, с его неувядающего – «во всём, понимаешь, виноват Чубайс!». Как ни странно, для самого Чубайса это очень комфортная, практически неуязвимая позиция. И он мастерски освоил искусство ею пользоваться.

Ему нельзя задавать вопросы по существу. Спроси у председателя РАО ЕЭС любую вещь: «Что происходит с энергосистемой? Почему что ни сезон горят электроподстанции? А почему фактически за госсчёт существует такая политическая организация, как СПС?» — ответ получишь по стандартному шаблону: мол, «скажите ещё, что Чубайс ваучер придумал и страну ограбил». И нечего ведь возразить. Проще говоря, быть заведомо во всём виноватым – значит быть всегда безответственным и безнаказанным. Оказывается, быть Чубайсом – это очень удобно.

И ведь нестыковки давосской речи видны невооружённым глазом. Инвесторы, по словам Чубайса же, сейчас лихорадочно ищут место для вложения средств, чтобы отбить потери мирового финансового кризиса. Они готовы вкладываться куда угодно – в Китай, в Сингапур, в Ближний Восток… только не в Россию. Почему? Ведь у нас стабильные показатели роста, устойчивая экономика и гигантские резервы. Вердикт Чубайса: «абсолютно по политике». Неправильная она у нас.

Интересно, как так вышло, что мировой финансовый кризис оказался поводом говорить с Россией языком шантажа? Что это за такие «инвесторы» в пыльных шлемах, которые исходят не из экономической, а из сугубо политической логики? Ведь то и дело слышишь, особенно в конфликтах по газу: «Кремль использует экономику для политического давления!» А тут – не Кремль, а какие-то безликие «инвесторы», ведущие себя не как бизнесмены, а как политические прокуроры. И Чубайс, как их уполномоченный.

Только в таких случаях мы начинаем видеть весь масштаб лжи о Западе, коей нам столько лет пудрили мозги сертифицированные западники. «Экономика важнее политики» – их стандартная разводка для отсталых и «развивающихся»; сами они никогда не жили по этому принципу. Их собственный – прямо обратный: экономика есть система окэшивания уже достигнутого политического и силового результата. Есть «демократия» — есть «дэньги». Нет «демократия» — нет «дэньги». И это ещё надо отдельно разбираться, что такое в данном случае для них демократия.

То, что Чубайс, многолетний неформальный лидер СПС – один из немногих сохранившихся российских «демократов», героически сражающихся с захлёстывающей Россию волной авторитаризма, вам расскажет любой пишущий о России западный журналист. Да мы и сами привыкли, как-то на языке осталось, ещё с 90-х – называть лидеров СПС и «Яблока» «демократами» (тем самым предполагая, что все остальные политики таковыми не являются). И это не просто фигура речи – это следы вполне конкретной политической конструкции.

Есть всего два способа взгляда на то, является ли тот или иной режим демократией. Первый: уровень демократии – это уровень реального участия и реальной вовлечённости граждан в обсуждении и принятии ключевых политических решений, уровень и качество политической дискуссии, свободы высказывания и манифестирования позиций. И второй – демократия это то, что признают таковой наблюдатели БДиПЧ ОБСЕ. Политический водораздел сегодня пролегает именно по этому вопросу.

Сегодняшние президентские выборы – прекрасный тест. Нам буквально на пальцах объяснили, чем отличаются демократические выборы от недемократических. Демократические – это когда среди кандидатов есть по крайней мере один сертифицированный «демократ» – Касьянов. Неважно, что у него нулевой рейтинг, липовая политическая структура и поддельные подписи; главное – что он за нефть по 20 долларов.

Критику российской «управляемой демократии» мы слышим уже много лет. Но всё время забываем её авторов и обстоятельства возникновения. А они хорошо известны – 1996-й год, когда вопрос о том, сохранится в России демократия или нет, решается в такой плоскости: останется демократ Ельцин или победит коммунист Зюганов? Фамилия главы ельцинского штаба – Чубайс. Их подход к демократии: никаких реальных партий и общественных движений, никаких уличных акций, никакого влияния большинства на политику; только телевизор и непрерывная пропагандистская кампания, в режиме жёсткой промывки мозгов.

Именно с тех пор оппозиция в России превратилась в тех, кем она остаётся и по сей день – жалкая кучка политических импотентов, способных лишь блеять о том, что им дают слишком мало телеэфира. Никто из них даже не пытается оспорить тотальное господство медиакратии: борьба идёт лишь за квоты на доступ к останкинскому рубильнику. То, что в этой кучке со временем оказались и некоторые творцы этой системы, не изменило их пафоса: демократия – это когда по государственному телевидению показывают демократов.

Характерна при этом их ненависть к любым формам реальной массовой политики, к массовым партиям и общественным движениям. Сейчас их критика направлена в основном на «Единую Россию» либо на «Наших» — но точно такие же ушаты помоев доставались в своё время и КПРФ, и ЛДПР, и другим. Их собственная массовая поддержка в считанные годы растаяла как дым, как будто и не было никогда ни миллионных Лужников, ни забитой до отказа площади Свободной России. И это произошло именно в годы их тотального доминирования в масс-медиа. Просто потому, что люди им не нужны; их демократия – это демократия без людей.
Зато – с «международными наблюдателями» и прислушивающимися к их мнению «мировыми инвесторами».
Надежды «чубайсов» на смену политического курса после 2008 года – тоже отнюдь не демократического характера. Это ставка на сдачу путинского курса в результате изменения придворных раскладов. Адресаты чубайсовского ультиматума – не российские избиратели, и даже не бизнес, проявляющий отчего-то завидное равнодушие по поводу возможного недополучения чаемых давосских инвестиций. Его адресаты – предатели из высшей бюрократии и олигархии, движимые страхом не попасть в Куршевель на следующий сезон. «Они уже боятся русских денег!» — проговаривает Чубайс в Давосе самый сокровенный страх этой среды.

Сейчас наступает время найти форму адекватного ответа на этот язык обмана и шантажа. Если угодно, пришло время защитить российскую демократию от российских «демократов». Демократию массовых партий, общественных движений и структур гражданского общества – против «демократии» как пароля для «наблюдателей» и «инвесторов».

Кроме всего прочего, это ещё и борьба за наследство. Да, мы заимствовали западное понимание демократии – но не их представление о нашем месте в их системе. Сейчас эта развилка окончательно обозначилась: мы хотим быть такими же сильными, как они – или мы хотим быть такими, какими они хотели бы нас видеть? Ни одна из западных демократий не позволила бы говорить с собой языком ультиматумов – таких, как давосский ультиматум Чубайса. Почему мы в этом вопросе должны вести себя иначе?

С реакционным приветом, братья и сёстры.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.