Главная / Основной блог / Реакционер №2. Морарь: публика требует секса

Реакционер №2. Морарь: публика требует секса

Аудиоверсия
Сегодня у нас с вами Касьянов день – такой необычный мерцающий день 29 февраля, который бывает раз в четыре года и, как гласят народные предания, сулит людям всяческие неприятности. Ну будем надеяться, что это не более чем суеверия отсталых и дремучих предков, а на самом деле нас ожидают исключительно громкие успехи и выдающиеся достижения, такой путь вперёд от победы к победе.

А тем временем в аэропорту Домодедово вот уже несколько суток продолжается презабавнейшее реалити-шоу. Бывшая студентка соцфака МГУ Наталья Морарь, гражданка Молдавии, которой был запрещён въезд в нашу страну после того, как она в качестве журналистки поучаствовала в нескольких довольно грязных компроматных войнах, предприняла лихую попытку преодолеть пограничный барьер. На этот раз она прилетела в Москву из Кишинёва уже в качестве четыре дня как законной супруги российского интернет-репортёра Ильи Барабанова, в сопровождении этого последнего. Её, естественно, всё равно не пустили: ни в каком законе не написано, что заключение брака автоматически даёт право беспрепятственного въезда в страну проживания супруга. Но и покидать буферную зону аэропорта и возвращаться к себе домой в Кишинёв Наталья не хочет – они с Барабановым требуют отмены запрета на въезд. Так и сидят оба голубка – день за днём.

А дальше всё развивается по законам сюжета: появляется толпа плакальщиц, рыдающих о трагедии молодой семьи, сомнительных родственников и знакомых в платочках и с кульками для сидельцев, и, конечно, политических упырей, делающих на всём этом пропаганду, собирающих подписи и так далее. За стеклом всё время что-то происходит: у Натальи болят почки, она требует врача, ей дают врача, она говорит, что врач не поможет и требуется госпитализация: один сюжет. Ещё на сцене обнаруживается свекровь, то есть мать Ильи, и с характерными материнскими интонациями заклинает бессердечную власть пустить её деточек домой к маме: на этом месте положено пускать скупую мужскую слезу – это уже другой.

Логика реалити-шоу, естественно, в какой-то момент нуждается в крещендо. Скажем, почтеннейшая публика вполне вправе потребовать от молодожёнов, чтобы они занялись сексом непосредственно там, за стеклом, на глазах ментов и таможни; во-первых, было бы забавно, а во-вторых, тогда бы удалось доказать, что их брак не является фиктивным. В чём на данный момент у публики серьёзные сомнения, особенно учитывая тот факт, что Илья Барабанов до сих пор в интернетовской среде имел имидж любителя половых сношений с домашними животными, о чём красноречиво свидетельствует его сетевой псевдоним. Любопытно, между прочим, как будет с этим фактом мириться его молдавская жена; но, с другой стороны, лишь бы не пил, правда ведь?

Есть ли за всей этой водевильной труппой какая-нибудь правда? Это смотря откуда глядеть и с чем сравнивать. Скажем, 31 декабря прошлого года на границе Литвы арестовали российского гражданина Константина Голоскокова, внесённого в чёрные списки Шенгена после участия в акции протеста у эстонского посольства против сноса в Таллине памятника советскому солдату. То есть человека подвергли репрессиям за его политическую позицию. Голоскокова ни в каких буферных зонах никто не держал: его сразу повязали бравые литовские менты и отправили в тюрьму, а потом суд дал 35 суток, которые ему пришлось провести в камере с уголовниками. И никто не проверял, больные у него почки, или нет. И, что характерно, никто из фан-клуба супругов Морарь не сказал ни слова по этому поводу. У Голоскокова, правда, нет пока жены с молдавским паспортом, но какие его годы – дело наживное.

Сегодня чёрные списки и немотивированные запреты на въезд – обыденная практика европейских стран. Эстонский министр внутренних дел Пихль записал в эти списки уже не отдельных людей, а целую многотысячную организацию – движение «Наши». Сопроводив это дело комментарием для прессы в том духе, что нет никакой разницы между «Нашими» и «Аль-Каедой». На этом основании, например, студентку Марьяну Скворцову, которая даже не участвовала ни в одной из акций возле посольства, когда она ехала недавно на каникулы в Финляндию, сняли недавно с поезда и запретили въезд. Марьяна подала в Европейский суд по правам человека, но что-то не видно громкой правозащитной кампании в её поддержку. Напротив, наши титульные правозащитники, в том числе и официальные, из аппарата Уполномоченного по правам человека, отвечают на запросы по её делу в хамском оскорбительном тоне – мол, нечего было возле посольства флагами махать.

На фоне таких ситуаций – а их множество, и что ни неделю возникают всё новые – насквозь  лживая и провокационная история страданий барышни Морарь – это не более чем сюжетец для дамских книжечек, таких с жёлтой полосочкой, которые продаются на развалах возле станций метрополитена. Но без ядрёной постельной сцены такую книжечку всё-таки никто никогда не купит.

С реакционным приветом, леди и джентльмены.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.