Сижу и чешу как бы репу.

Пытаюсь думать «за американцев», как если бы я сидел в штабе Обамы и пытался понять, что же теперь делать.

Понятно же ведь, о чём Путин и Буш перетирали в Пекине, в тот самый день, когда Саакашвили атаковал Цхинвал. Ясно, почему реакция американцев всё это время такая вялая и заторможенная. Смысл в том, что для нынешней администрации США не допустить торжества программы «ченджа» — это самое важное, важнее даже, чем нефтепровод Баку-Джейхан. Контекст мировой картинки, который складывается на наших глазах, ведёт прямо к победе республиканцев: Обама теперь оказывается попросту неактуален. Да, русские умеют организовывать выборы преемников – и кто сказал, что только в России? Русские танки в Осетии – главное оружие победы Маккейна. Какой нахрен экономический кризис, когда Джорджия в опасности?

Байден – это практически жест отчаяния: единственный из сенаторов, который «тоже может про Грузию». Сам факт того, что в пару к Обаме искали именно канонический типаж «старого маразматика» — уже содержит пораженческую стратегию. Согласившись, что теперь главная тема – защита мировой демократии от плохих парней, Обама тем самым потихоньку сдаёт свою повестку. Которая уже было почти победила. Ещё три месяца демонстративного швыряния фекалиями – и всё, мальчика можно выносить.

А объективно, за рамками нынешнего контекста, «преемственность курса» — это чудовищно для Штатов. Получить в 2008-м президента с мышлением образца 1970-х – означает практически гарантированно утратить остатки мирового лидерства. Которое и так сыплется на глазах. Западня…

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма