Главная / Основной блог / К предыдущему.

К предыдущему.

Слава, это специально для тебя – к недавнему разговору.

Когда я готовился к нынешней пленарке в ОП, я, ессно, полез в основные документы по теме.

Самый основной из документов – ФЗ №2446 «О безопасности». Закон был принят Верховным Советом 5 марта 1992 года, и в тогдашней редакции разграничивал роль законодательной вертикали (парламент) и исполнительной (президент) в определении политики безопасности. По его базовой логике, парламент определяет собственно стратегию, а президент принимает решения и координирует работу соответствующих ведомств.

После указа №1400, ессно, половина изложенного в этом законе утратила смысл, и закон потребовал переделки. Он и был переделан: 17 декабря 1993 указом президента (!) из него были исключены ряд абзацев. Ну и «контекстная замена» в ряде пунктов. Про Думу, ессно, там вообще ни строчки нет.

С тех пор закон вообще не трогали, если не считать мизерной редакции в 2002-м, когда туда добавили строчку про пожарников.

Надо ли объяснять, что ситуация в сфере безопасности с 17 декабря 1993, мягко говоря, сильно изменилась? Две чеченские войны, новые члены НАТО у границ, Будённовск, Норд-Ост, Беслан, рост транзитного наркотрафика через нас на порядки, абсолютно другой рисунок экономики (и, соответственно, ситуация в сфере экономической безопасности)… список дальше по вкусу. Надо ли объяснять, что всё это время мы имеем систему, которая в принципе не в состоянии штатными механизмами реагировать на современные угрозы? То есть как-то она, конечно, реагирует, но это реагирование – на ручном управлении, по принципу «пока гром не грянет», только тогда, когда уже что-нибудь случилось, и по принципу «мужики, хватай мешки, вокзал отходит». Работать превентивно – то есть на основе сколь-нибудь долгосрочных стратегий – наша система в её нынешнем виде в принципе не может, и это её именно системное свойство. И это свойство, в конечном счёте – тоже одна из родовых травм 93-го.

Надо ли говорить, что нужен новый закон? Но этот закон невозможно вот просто так написать и принять в ГД. Потому что законы (имеющие шансы быть принятыми) у нас пишутся, как известно, не в Думе, а в правительстве у тов. Жукова. А силовики – это, как ты понимаешь, «другая вертикаль». Поэтому нормативная база деятельности силовых структур у нас много более архаичная, чем всего остального – по срокам принятия основных законов это фактически заповедник позднего совка, перестройки и ранних 90-х. Который попробовал было поворошить Козак в первый путинский срок, но его тогда быстро скушали и отправили в Ростов Рамзана обслуживать. И с тех пор так и оставили всё как есть.

Так что я – не «младоконсерватор», Слава. Я, как ты сам недавно выразился, «политреалист» — то есть иду не от умозрительных концепций, а от тех проблем, с которыми сам сталкиваюсь в политической реальности. И мои вопросы к Конституции и основанной на ней политсистеме – отсюда, а не из собственных переживаний пятнадцатилетней давности.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма