Главная / Основной блог / Про интервью Ходора о сотрудничестве с властью…

Про интервью Ходора о сотрудничестве с властью…

…и последовавший карцер.

Тут такая вещь. Ты вот мыслишь себя личностью и индивидуальностью, субъектом, который что-то такое для себя решает про другой субъект — государство: сотрудничать с ним или, наоборот, враждовать. А система тебя раз — и на место: зэка № такой-то, не нарушайте правила. И уже никакой ты не субъект партнёрства никого ни с кем, а просто зэка №№ такой-то, осуждённый по статьям таким-то.

Ну или наоборот совсем. Ты вот мыслишь себя личностью и индивидуальностью, мнишь себя свободным «партизаном порядка», который заодно с властью просто потому, что родину любишь и что идейных противоречий нет, а потому идёшь записываться в «охранители». А система тебе и говорит (как сказала она мальчику Вове Путину в старшем классе средней школы): «инициативников не берём». Знай своё место, винтег.

Отсюда мораль — что для борцов-с-режымом, что для «партизан порядка». Система — это никакой не партнёр по коммуникации; она вообще не субъект. Она просто механизм с определённой функциональностью. То, что частями этого механизма являются люди, ничего не меняет: их человеческое влияет лишь на то, с сочувствием он на тебя будет смотреть, подписывая ордер, или, наоборот, с презрением.

И, как ни странно, всё это не делает систему в моих, по крайней мере, глазах вселенским злом. Это просто машина — большая, сложная, местами кривая и везде — очень-очень опасная. Как всё настоящее. Но и очень нужная, в некоторых вещах — просто необходимая и неустранимая. Сплошные режущие кромки, и не знаешь, где и когда тебя полоснёт. Однако выполняющая огромную работу, которую, кроме неё, никто и ничто другое выполнить не сможет. И пользу от которой видно только тогда, когда она начинает рушиться и обнажаются те поля, которые она удерживала собой.

Вопрос не в том, чтобы её сломать. Вопрос в том, как сделать её менее опасной, но без ущерба для дееспособности. Ответа нет. Понятен только стиль: аккуратно, спокойно, очень-очень бережно, но обязательно твёрдо — настолько, насколько это вообще в человеческих силах.

И с полным осознанием, что тебе всё равно никогда ничего не гарантировано.

Впрочем, о себе тут вообще думать не полезно.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма