Главная / Основной блог / Актив в России меньше, чем актив

Актив в России меньше, чем актив

Увы, приходится согласиться с Расемоном: Кудрин, да, акбар. При нынешнем состоянии всех имеющихся механизмов расходования госсредств любые масштабные «вложения в инфраструктуру» обернулись бы, соответственно, растратой, попилом и пузырями. Увы, даже с моего уровня знакомства с предметом это можно доказать на пальцах.

Парадокс при этом таков, что принципиальных возражений против соколовских благопожеланий, наверное, и нет: действительно, «вааще» было бы, может, и лучше, чтобы деньги работали в стране, нежели откачивались из неё насосом Стабфонда. Вопрос лишь в том, что нужно было сделать для того, чтобы они могли в ней работать на благо, а не во вред. А вот эти меры уже сильно за рамками компетенции министра финансов. И, пожалуй, вообще экономического блока.

Хотя, если задуматься, странная история получается. Фактически, правительство выступило по отношению к экономике собственной страны как внешний инвестор, оценивающий активы сугубо с точки зрения их ликвидности, прибыльности и т.п. И вынесло неумолимый вердикт: в эти активы мы свой капитал инвестировать не будем. Бо на мировом рынке есть выбор и получше.

А что это означает? Это означает скрытый политический раскол во власти между той её частью, которая отвечает за макроэкономическую и финансовую политику, и той, которая отвечает за политику развития.

Раскол, вылившийся в то, что эта вторая часть (вместе с ориентированным на неё бизнесом) предпочла пойти на мировой рынок капитала, нежели пытаться дальше прожимать собственные финансовые институты. Да-да, я имею в виду пресловутый корпоративный долг. Ведь главные заёмщики — госконцерны, не так ли? Плюс холдинги, завязанные на Кремль максимальным образом — все эти дерипаски и фридманы, которые туда чаще чем на работу ходят. И всё равно в итоге завели большой объём капитала в страну — не на самых выгодных условиях, и подчас не самым рациональным образом их инвестируя.

А подо что брали? Под активы? Их даже оценить более-менее корректно не так-то просто: любой актив в России меньше, чем актив. Нынешняя анекдотическая ситуация, когда весь Сургутнефтегаз (если судить по текущему биржевому курсу) стоит меньше, чем есть в данный момент денег на счетах у компании (!!!) — лишь наиболее выпуклый пример. Брали не под сами активы, а под специфическую прочность связанности с властью: именно поэтому самая голубая из всех голубых фишек — это Газпром. Иными словами, в конечном счёте, всё равно «под залог Кремля».

За что стране сейчас и предлагается расплачиваться, покрывая из Стабфонда текущую задолженность этих «системообразующих компаний». Ухо достали через голову: в конечном счёте, нефтедоллары всё равно пошли на «инвестиции в инфраструктуру», причём уже произведённые в последние пять лет. Что-то заработали на этом банки, кредитовавшие российские компании; что-то — портфельные инвесторы, вкладывавшиеся в русские акции; что-то — финансовые структуры, обслуживавшие средства Стабфонда «там». Всем помогли понемножку.

Но драма даже не в этом, а в том, что, судя по всему, любой другой реалистичный вариант в нынешнем раскладе был бы и в самом деле ещё хуже

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма