Ведомости

Мировой финансовый кризис, вкупе с добровольной повинностью ежедневно отводить дочь в школу (а значит, завтрак и утренний кофе в 8:45 в кофейнях навколо Пушкинской площади) сделали со мной удивительное дело: я снова стал постоянным читателем «Ведомостей».

Вообще-то я им был много лет (понятно, что не от хорошей жизни; но не Бутрина же читать?) Сломался лишь тогда, когда совсем уж невпротык стала обрыдлая нудятина Кирилла Рогова, климактерические истерики Ольги Романовой и бесконечное «бу-бу-бу» Алексея Байера. Ну и, прости Господи, Дуня Смирнова, для полного щастья: «Здрассте. Я Абсолютно Уверена в Том, Что… мм… а о чём бишь разговор?» Плюс спорадический Белковский в качестве «политолога», до кучи. Если б я не знал, что маэстро свои опусы там «на правах рекламы» размещает, вообще бы газету перестал уважать.

Ну, то есть, всё это, конечно, «пусть будет»… но не в Ведомостях же!

Э-эхх. Давно это было.

Кризис заставил вернуться к ыстокам. И пока скорее приятственно. Вменяемый Сонин (особенно тогда, когда анализирует, а не излагает взгляды на «режым»), Скидельский, которого я и в былые времена всегда ждал (и не потому, что палата лордов)… Даже явившийся из мглы времён Мау, в последнюю статью которого я ажно плевался, пока читал – но ведь плевался же, а не селёдку заворачивал. Трудолюбов, правда, судя по нынешней колонке, не иначе как в Тибет намылился карму-дхарму чистить – но он и всегда был странный какой-то.

И вот сегодня они пишут. Редакционная статья «Дорогое время» — про всякие кризисные «чудеса». Типа, как же так: государство, мол, триллионами вкачивает деньги в систему, а до реального сектора они не доходят – а вместо этого на них явным образом скупаются доллары, подрывая курс рубля и заставляя тратить дополнительные резервы уже на поддержку этого самого курса. В пандан – та самая трудолюбовская колонка: а где же ваша совесть, господа? Перелистнёшь страницу назад – и более жосткое прочитаешь. Шохин: «банки надо было наказать, а их поддержали за наш счёт». И – возвышая градус – сам Прокурор Чайка: «производятся вливания средств… наша задача – не допустить их… разбазаривания».

Ну, вот этого мой взгляд, травмированный на выходных Стругацкими, вынести уже не смог. Слово «разбазаривание», я имею в виду.

Гм. Ведь это великолепно. Базар – это ж ведь то же самое, что рынок: одно и то же слово, только тюркского корня. Значит, разбазарить деньги – это, считай, насытить ими рынок, не так ли? Так чего ж они тогда, блин, страдают? Деньги не идут дальше «особо уполномоченных банков» просто потому, что их спасают от разбазаривания. Не больше – не меньше.

Опять же, с той же второй страницы. Думский Васильев: «Коррупционеры могут возглавить борьбу с коррупцией» (тоже мне новость; а всегда-то как было?)… гм… а творцы кризиса ликвидности — назначены его расшивать.

Чорт. Чем дальше живу, тем дальше убеждаюсь в непреложности удивительной закономерности: больше всего денег наше государство теряет не по причине коррупции как таковой, а в результате всё усиливающейся и крепнущей с каждым годом с нею борьбы. И чем активнее ведётся борьба с коррупцией и пресечение всяческого разбазаривания, тем больше открывается разных возможностей «подлататься». Не вопреки, а прямо благодаря этой самой борьбе.

Вот сижу и думаю: все так активно борются с коррупцией – может, мне, развлечения ради, взять и поднять знамя борьбы за оную?

В конце концов, аморальный я реакционер или кто?

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма