Главная / Основной блог / Манифест аморальных реакционеров

Манифест аморальных реакционеров

Текст опубликован на сайте liberty.ru

Долой «кризис»

Когда происходящее сегодня называют «кризисом», да еще и «экономическим» — только кусают сами себя за жопу, а пользы никакой. Стоит нам констатировать, что речь идет об «экономическом кризисе», и вопросить недоуменно: «а что же делать?», как тут же из недр дискурсивной табакерки является разношерстный кагал «профессиональных экономистов», и начинает грузить забубенной тарабарщиной про ликвидность, инфляцию, деривативы и фондовые индексы. Ясности в их бубнеже не больше, чем в камланьях укуренного шамана, и мы не ощущаем ничего, кроме тоскливого, давящего бессилья: боги, блин, прогневались на нас. А что с этим делать — так и остается неясным.

Оставить шаманов в их вигвамах наедине с размалеванными идолищами «экономических школ» нам не позволяет живущий у нас в мозгу внутренний коррупционер: а вдруг все-таки от злобного божества можно как-нибудь по-простому откупиться? Передвинуть костяшки на счетах, дописать туда-сюда какое-то количество ноликов и единичек, подкрутить или подправить что-нибудь в консерваториях социальных систем — и нате, мир вернулся в лето 2007 года, как будто и не было ничего!

Bullshit — вот что такое все эти надежды.

Но беда не в том, что люди столь самозабвенно маются херней; в конце концов, это их излюбленное занятие, безотносительно к кризисам. Беда в другом. Выражение мордочки у безобидной полярной зверушки с пышным мехом — игриво, и провоцирует нас поиграться в апокалипсис по законам карнавала — гульнуть, как в последний раз. Оставшись без работы, на последние купить путевку и дернуть в отпуск в Египет. Уволить всех сотрудников, но закатить им прощальный пир с невиданным шиком. Шарахнуть со всей дури по Газе или по газу — главное так, чтоб все трещало, искрило и пенилось… И — гори-полыхай синим пламенем, что там будет дальше.

Вот тут-то и выясняется, что — или кто — пришел к нам в облике пушной зверушки, шутовского щекотателя огрубевших от монотонного потребительского разврата нервов. И куда на самом деле бьет этот невидимый кто-то.

Но мишень — не «экономика». Настоящая цель атаки — то, на чем сама «экономика» стоит, и ради чего существует. Ценности, лежащие в основе как хозяйственного, так и социального уклада — именно они оказались сегодня под ударом.

«Кризис» — это атака не столько на наш кошелек, сколько на нашу свободу. И это — такая атака, которую очень трудно отразить.

Традиция борьбы за свободу личности обросла гигантским арсеналом средств противодействия мощи государственных машин. Но как быть, когда угроза исходит не от государств? А теперь именно тот случай. Вчера ты мог говорить и писать что вздумается — сегодня это много труднее, но не из-за цензуры, а из-за дефицита времени и сил, уходящих на выживание. Вчера ты мог легко сменить опостылевшую работу — сегодня ты лишен этой возможности; но виноваты в этом не чиновные запреты, а всемирный флешмоб под названием «кризис», перепрошивший мозг работодателям. Вчера ты мог купить любую нужную тебе вещь в кредит — сегодня это нереально; но не потому, что запретила «власть», а потому, что где-то «там» навернулись банки.

Но «кризис» — это не только личный вызов каждому человеку. Это еще и испытание для всех затронутых им социальных групп. Их реакция проявляется в «социальном сепаратизме» — групповом эгоизме различных сред: сословий, профессий, субэтносов и т.п. Политики идентичности, выражающие интересы социальных сред, реализуемые как разного уровня властями, так и — спонтанно — самими средами, угрожают социальным расколом и холодной «гражданской войной». А она — при условии наличия сколь-нибудь долговременных экономических проблем — легко может превратиться в «горячую».

Кризисы неопасны и даже полезны, если провоцируемые ими разрушения ограничиваются хозяйственной средой. Концепт «creative destruction» — «творческого разрушения» — классическая идея для теорий экономического развития. Но вот когда разрушения затрагивают ценности, на которых покоится социальный порядок — кризисы приобретают характер подлинных катаклизмов. В таких случаях их называют «великими революциями» — те немногие, кому посчастливится выжить.

Иными словами, реальным результатом борьбы за спасение экономики может стать распад общества. И, чтобы этого не допустить, должен быть обратный подход. 

Спасать надо не экономику, а общество. Не деньги, а ценности. Не производства, а способность производить. Не рынки, а способность их создавать.

В этом мы видим миссию сообщества LIBERTY.RU

Политике средовых кооперативных идентичностей мы противопоставляем политику поколений. Национализму — «интернационал среднего класса«. Воинствующему «экономоцентризму» экспертов — идею взаимопомощи и доверия, опрокидывающую логику экономического эгоизма. И так далее, по каждому пункту ценностной повестки сегодняшнего дня.

Когда делят лишние куски, легко говорить о свободах. Гораздо труднее делать это тогда, когда кусок, подлежащий дележу, не лишний, а последний. Но только тот, кто в состоянии не поддаться всеобщему озверению, и вместе с тем не стать его жертвой — способен вывести эту ситуацию из тупика. Мы не будем защищать ничьи капиталы, производства и рабочие места. Мы будем защищать ценности — то, ради чего люди живут, работают, зарабатывают деньги, создают производства и аккумулируют капиталы. Мы будем защищать свободу.

Потому что она, при всех ее минусах — лучше несвободы.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма