О бабах

Вчера был «редакторский клуб» у нас в Гнезде, на животрепещущую тему — «о бабах». Были Морозов, Крылов, Шевяков, Павловский, многие другие достойные граждане и гражданки тоже.

Я там пытался тезисно изложить небольшой набросок к политэкономии «докризисного» потребительского общества — зарисовку на тему того, как работают механизмы стимулирования потребления. Несколько основных вводных, которые там сказать было невозможно в силу рамок формата:

потребности, предопределяющие покупательский спрос, производятся индустриальным путём — точно так же, как и удовлетворяющие спрос товары с услугами. Среда массовых коммуникаций давно уже превратилась из информирующей в формирующую. Соответственно, сегодняшний бизнес не столько пытается «попасть» в рыночный спрос, сколько производит его — в пакете с удовлетворяющим этот спрос предложением. Спрос — это специальная конструкция в голове потребителя, стимулирующая его желание обладать той или иной вещью. И эту конструкцию производят.

питательным сырьём, из которого производится спрос, является существующая в головах у людей картина мира, а также их базовые биологические потребности, заложенные в человека природой. И лишь во вторую очередь — высшие, сознательные потребности, с которыми работать (особенно на массовом масштабе) существенно труднее. Человек с развитым потребительским мировоззрением, умеющий структурировать траты в соответствии с потребностями — сам по себе является гигантским капиталом. Общество, состоящее из таких людей, «капитализировано» в разы сильнее, чем общество «необработанных» варваров.

— эксплуатация любого сырья рано или поздно приводит к иссяканию его запасов. Понятно, что у общества, состоящего из людей, биологические потребности которых превращают в потребительский спрос, рано или поздно возникают проблемы с биологическими потребностями. Это в значительной мере объясняет т.н. «демографические проблемы» в т.н. «развитых странах» (развитых именно в информационно-коммуникативном, а не в хозяйственном смысле).

— половая потребность — одна из ключевых и наиболее сильных биологических потребностей. Поэтому именно оную индустрия производства потребительского спроса эксплуатирует как никакую другую. Какую бы вещь ни предлагал тебе телевизор — от запчасти к автомобилю до геля для бритья — к нему в придачу реклама непременно обещает «сиськи» в той или иной форме. Однако, когда ты приходишь в магазин покупать рекламируемую вещь, сисек тебе в придачу почему-то не выдают. Ты стоишь у кассы с немым вопросом в глазах, а кассирша не понимает, чего тебе ещё надо. Ты приходишь домой, спрашивать у телевизора — в чём же дело? а он тебе говорит, что теперь надо купить другую, более крутую вещь — или же обновлённую версию той, которую ты только что купил. И ты снова покорно плетёшься в магазин…

— но настоящая драма — в том, что телевизор ты дома смотришь не один. Вместе с тобой его смотрит твоя баба. Она тоже видит сиськи на экране. И на неё они действуют ещё сильнее, чем на тебя. Она ревнует. Она хочет быть такой, как та цаца с экрана, или даже лучше. Но она не такая. И ей начинает казаться, что если она заставит тебя купить всё то, что там показывают, она сможет стать такой. И она неистово гонит тебя из дома, добывать деньги и покупать весь этот бессмысленный хлам…

— именно бабы несут основную ответственность за безудержную гонку потребления. Цена содержания женщины в современной ситуации, в любом «классе» — эконом, стандарт, бизнес-класс, люкс — в разы больше, чем цена содержания мужчины. Почти уверен, что скупердяи европейцы в таком множестве переквалифицировались в пидарасы не из такого уж изврата, а из банальной и вполне естественной экономии: одному-то жить по-любому тяжеловато, а мужык, даже косящий под бабу, всё равно стоит дешевле, чем баба как таковая. Причём под женским потреблением сегодня надо понимать именно то, в необходимости чего женщину убедили: от косметики до «натурального питания», от модной одежды до интерьеров жилища. Мужык-то и на куче соломы вполне себе может жить. Ну, или там грязных носков, не суть.

— даже в сугубо «мужских» секторах потребительской гонки огромную мотивационную роль играет задача «произвести впечатление на женщину«. Скажем, автомобиль мужчине нужен быстрый, удобный и безопасный; а вот «тачка», чтоб «тёлок снимать», нужна конечно же «крутая». И это — совсем другое ценообразование. И так везде: сплошь и рядом человек покупает не столько саму вещь, сколько её цену — далее см. классиков-исследователей машины «престижного потребления».

— главный вывод. В пространство между мужчиной и женщиной вклинилась циничным посредником потребительская цивилизация, снимающая с тебя за каждый акт любви ахренительную сумму, в несколько этапов. Причём неважно, о какой женщине идёт речь — о жене, любовнице или проститутке. Последнее, кстати, дешевле всего — но и стремней и мерзотней; далее по восходящей.

Отсюда — основная антикризисная идея. Она состоит в том, чтобы на время кризиса заключить межполовое соглашение, смысл которого состоит в том, чтобы радикально снизить вышеозначенные издержки. То есть задача в том, чтобы выработать некий минимальный антикризисный пакет, являющийся достаточным для любви — и на уровне общественной морали запретить женщине требовать большего. Полностью бесплатной любви, канешна, требовать низя — иначе будет запредельная манипулятивная разводка (когда ты не понимаешь даже, чем ты на самом деле платишь за бесплатное). Но в общем и в целом голосящих баб с их разогнанными потребностями необходимо в пожарном порядке заткнуть. И это — первая и главная антикризисная мера.

P.S. Да; ну и с того же мероприятия — «Эрос Кризиса«.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма