Эхо — итоговое

Был сегодня у Альбац, в чудесной компании с Каспаровым и Крыштановской (послушать можно тут), а на жмеринка-тв даже вроде как и посмотреть.

Ожидал худшего; психологически ощущение отчасти комфортное. Каспаров всё-таки очень слабенький, никакой. Три с половиной лозунга в голове; для политика само по себе это не проблема, если есть драйв — но у него и драйва нету, он скучный до зевоты. Структура аргументации у него крайне уязвима, а пойманный на очевидных несообразностях, он теряется и несёт околесицу.

Альбац вот покруче. Во-первых, драйв у неё природный, ничего специально делать не надо. Она, конечно, тот ещё мыслитель — но женщине, опять же, простительно — а кроме того, оказавшись в сложной ситуации, можно всегда включить истеричку. При этом мадам проффесор всё же существенно поумней и поизощрённей того же Кимовича.

Крыштановская — та вообще сидела и рассказывала о своём-о вечном, об «элитах». Но меня поддержала в разговоре, сцепившись вдруг с Каспаровым, что было даже и приятно.

…Когда я выходил из студии, на меня смотрели недобрым сканирующим взглядом оба каспаровских охранника. Тяжело мужикам, херовая у них работа… Возле подъезда стоял транспорт, на котором они возят тело босса — я прошёл мимо него по дороге к метро. А теперь вот сижу дома и созерцаю стоящую на полке шахматную доску с маркерным автографом Каспарова. Это та самая доска, которой его били по голове в ЦЛКП сколько-то там лет назад. А теперь она, попав ко мне сложными путями, является одним из артефактов селигерского Клуба мужчин-бездельников; но до летнего Селигера часть клубного реквизита хранится у меня дома. Вытру с неё пыль, что ли.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма