Принципы

Интересная кашинская попытка сформулировать кредо (в диалоге с барабановым(!)):

Максим Жаров _не_ аналитик, выдающий себя за аналитика. Маша Дрокова _не_ тележурналист, выдающий себя за тележурналиста. Чадаев _не_ политический философ, выдающий себя за политического философа. Какой-нибудь Вячеслав Володин _не_политик, выдающий себя за политика.
Наверняка я что-то передергиваю, но мне всерьез кажется, что разделение по этой линии проходит.

Читал — чую дежавю. Ну да. Это у нас на кафедре в РГГУ каждую неделю. Благо, кроме меня, все остальные там именно что честные люди. Любой вопрос, кто бы его ни ставил, сводится в итоге к одной и той же дискуссии: «имеет это отношение к исторической науке или не имеет». И, как правило, выносится вердикт, что таки да, не имеет.

Я там молчу, как правило. Потому что мне глубоко фиолетово, «наука» это или «не наука». «Наши различия» тут в следующем. Моя цель, в отличие от цели Кашина — вообще не в том, чтобы как-то позиционировать себя. Не нужно пытаться выдать себя за политического философа — надо просто создавать политическую философию. А в качестве кого её создавать — да хоть в качестве бомжа с Ярославского вокзала.

А «честные люди», наоборот, всё время создают исключительно самих себя. Именно поэтому они оказались социальными импотентами и политическими пенсионерами. Громовский спич про враньё и воровство — бессильное брюзжание отошедшего от дел пикейного жилета.

Поза неучастия была бы хороша, если бы этому неучастию сопутствовала самодостаточность; но нет — системе в то же время выдвигается требование обеспечить возможность пребывать в этой позе, как реализацию неотъемлемого права человека и гражданина. Тридцатилетние клиенты хосписа.

И их, пенсионеров статусной ренты, в стране — прочное большинство. Учёные, блюдущие статус учёного вместо занятий наукой — таких вся Академия Наук. Профессора, предпочитающие не учить студентов, а извлекать бонусы из профессорской корочки. Бюджетники, борьба которых с властью сводится к борьбе за «положенные выплаты» (а не за ту сферу, в которой они числятся). Даже рабочие, которые предпочитают бороться не за работу, а за размер пособия по безработице. И — бесконечное «вон из профессии», именно как ключевой механизм охраны списков рантье.

Если это не враньё и воровство — то что это? Но в том-то и дело, что главные воры и лгуны у нас в стране — это как раз честные люди и есть.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма