Главная / Основной блог / Личное / Письма власти

Письма власти

Все пишут Медведеву. Некоторые ещё Путину.

А я вот решил Пушкину написать.

А.С.Пушкину от А.В.Чадаева

Уважаемый Александр Сергеевич!

Вы — наше всё, об этом любая собака знает. Каждое утро хожу на работу мимо Вас на Пушке — от метро «Пушкинская» всего-то две остановки проехать. Частенько завтракаю в кафе «Пушкин» и кофе пью в кондитерской «Пушкин». Короче, соседи.

Пишу Вам потому, что больше некому. С языком русским, которым Вы романы в стихах писали и похабные поэмки постругивали, жопа какая-то творится. На нём уже ни мыслить, ни изъясняться, ни баб клеить рассуждать о прекрасном невозможно стало. Все слова какие-то липкие, пустые. Очень трудно ими точно выражаться, так, чтоб суть не переврать. Особенно как о политических материях писать примешься — тут хоть опять на французский переходи. В фонетике, скажем, уже и перешли: околонолЯ.

Получается, чего ни скажешь — все слышат совсем не то. Либо вообще не слышат: «он опять ничего не сказал». В крайнем случае слышат лишь то, что хотели услышать — то есть, выходит, что и так знали.

А ещё распад нашего общественного языка порождает кадавров. «Украинский язык», например. Каюсь, когда-то сей лубочный simulacre под малоросскую старину мне даже был симпатичен, хотя бы потому, что именуется «мова» и, следовательно, женского роду. Но когда им начали политику строить, пошли  «стосунки«, «пидтримка» и «пидрахуй» — тут я, признаться, сломался. Нет, право, лучше уж пусть Чехова называют «украинским поэтом», чем «російським письменником», честное слово.

Это я не к тому, что политический украинский — плох, а русский лучше. Оба чудовищные — один по стилю, другой по структуре. Политический русский язык — это мусорная куча пустых латинизмов («консерватизмы», «либерализмы», «стабилизации» и «модернизации»). Под ними каждый вроде бы имеет в виду своё, и даже ведут о наполнении слов жестокие споры. А в итоге получается, все эти слова, все без исключения, означают одно и то же: «я за всё хорошее и против всего плохого: дайте-ка мне теперь, гражданин начальник, денег«.

Вот и вся политика, весь наш республиканизм. Такое вот «общественное благо».

А нельзя, думаю, о делах политических языком паперти писать. Строить опять надо язык, чуть ли не заново, с самых-самых оснований. С понятий, одним словом. По которым мы сегодня, слава Богу, всё-таки хоть немного ещё живём.

Политика — дело площадное, т.е. скверное; реже бульварное. Но на площадях (они же майданы) вовсе не каждый день — базарный. Иногда бывают времена, когда нужны люди, чьё единственное умение — отвечать за базар. Или, если хотите, держать слово.

Я-то думаю, в этом и беда с языком. Не то чтобы слова у нас порченые, вовсе нет. Просто уж очень мало людей, которые их не только говорить, но и держать могут.

Как думаете, Александр Сергеевич?

P.S. via Н-сег

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма