Главная / Основной блог / Синопсис-10. Олимпийское спокойствие

Синопсис-10. Олимпийское спокойствие

В связи с Сочами-2014, Путиным, Грузией, разделением округов и т.п. тема Олимпиады – ключевая политическая тема. Без неё пазл просто не складывается.

Ажиотаж вокруг провала на ванкуверской олимпиаде объясняем кучей разных способов. Но я его в глубине души всё равно не понимаю. Ибо, по-хорошему, полученный там результат должен восприниматься как триумфальный — для всей социально-политической модели постсоветской России.

Я не о победах, а именно о поражениях. Они устроены так, что не остаётся никакого сомнения: мы наконец-то стали нормальной страной. Ровно в том смысле, в котором об этом мечтали в Перестройку – и считали такую мечту практически недостижимой.

Дело в том, что у «наших», прекрасно готовых физически, не испытывающих больше всех тех материальных и инфраструктурных проблем, которыми славился СССР вообще и советский спорт в частности, полностью исчезли какие-либо работающие версии ответа на вопрос «почему мы должны побеждать».

Действительно, а почему?

«Потому что нашим больше платят»? Это, во-первых, далеко не всегда так, а во-вторых, даже если так – это значит, что побеждают не наши люди, а наши деньги. А раз так – почему не нанять уже, наконец, таджиков? В конце концов, это же физическая работа, а не в офисе сидеть; да и дешевле выйдет, опять же. Снег-то они в Москве ничего, разгребли. Значит, и на лыжах по нему вполне смогут.

«Потому что мы русские?» А они, допустим, канадские. Нужен же, как ни парадоксально, такой ответ, с которым внутренне готов согласиться не только ты сам, но и твой соперник. Именно в этом механика советско-американского спортивного противостояния: там-то было соперничество универсалистских, вселенских моделей – именно поэтому оно могло быть абсолютным, работать как сверхмотивация в ситуации, когда всё остальное, в т.ч.и «обычные» человеческие мотивации (деньги, тщеславие, дух соперничества) уже задействованы – и тем не менее их оказывается недостаточно для того, чтобы склонить колеблющуюся чашу весов в свою пользу.

«Потому что у нас самый развитый спорт?» В это, я думаю, сегодня и ребёнок не поверит. Мы – всё более провинциализирующаяся, затхлая мировая периферия, в том числе и в сфере т.н. «физической культуры». У нас мужчины массово мрут от пьянства, а женщины – от сердечно-сосудистых заболеваний, вызванных плохим питанием; мы – одна из самых курящих стран белого мира; наша среда обитания и хозяйственный уклад с каждым годом всё менее приспособлены не то что для занятий спортом, но даже и просто для здоровой физической активности; и сколько ни открывай ФОКов, это всё равно что ссать против ветра. И это даже если вынести за скобки архаичную, насквозь коррупционную, а местами и полууголовную структуру профессионального спорта. Откуда браться чемпионам? Чудо, что они ещё остались.

Советская система до последнего, на идеологическом уровне боролась с самой идеей «профессионального спорта» — западной, капиталистической и чуждой. И не только на уровне официоза – вон сколько молний в эту сторону мечет в «профессиональный спорт» (вкупе с «профессиональным искусством») Иван Ефремов в полузапрещённом «Часе Быка». Я ещё застал, как московский динамовец Игорь Добровольский рассказывал МК, что у него висит дома мундир лейтенанта МВД – но он, конечно же, ощущает себя профессиональным футболистом. Увы, на практике, приняв саму идею участия в международных спортивных соревнованиях наравне с западными профессионалами, Советский Союз обречён был рано или поздно «сдать» и саму идею недопущения «профессионализации» спорта. Что он на самом деле и сделал ещё в хрущёвские времена – дальше был лишь арьергардный бой.

И тем не менее «наши» последовательно выигрывали у накачанных, тренированных и упакованных западных профи – не только и не столько из-за лучшей подготовки. Но и из-за включающегося в решающий момент чувства превосходства, того самого «советского аристократизма», о котором так любит писать С.Кара-Мурза. Сегодняшние «мы» – не аристократы. А деревенское быдло; иногда очень богатое, но от этого не перестающее быть быдлом. Мы больше не ориентированы на то, чтобы быть лучшими в мире – хоть в чём-либо. У нас под негласным моральным запретом любые сверхусилия, любая мобилизация как таковая. «Я не буду напрягаться за деньги. Возможно, я попробую напрячься за большие деньги. Но если у меня не получится – я лучше от них откажусь». Это дословная цитата из одного недавнего разговора. И это нормально – для любой т.н. нормальной страны. Каких, кстати, в мире много.

Для того, чтобы быть лучшими в мире, необходимо в первую очередь преодолеть, перерасти самих себя. Дремучий местечковый, провинциальный национализм боско-стиля – главное зло, которое необходимо выкорчёвывать для того, чтобы выбраться из этого болота.

Не только в спорте. И не столько.

Синопсис-1 Синопсис-2 Синопсис-3 Синопсис-4 Синопсис-5 Синопсис-6 Синопсис-7 Синопсис-8 Синопсис-9

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.