Наша пасха

(Синопсис II: «исходники». Текст первый)

Вторая серия «синопсисов» начнётся с объявления.

В самое ближайшее время мы сообщим о смене владельца сайта Либерти.ру. По доброй воле его нынешнего владельца, главы ФЭП Глеба Павловского, и нашему обоюдному согласию начат процесс перехода сайта в собственность команды, которая его делает последние полтора года. То есть к нам самим.

Де-факто это уже произошло какое-то время назад. Однако де-юре сайт Либерти вплоть до начала апреля оставался проектом ФЭПа. Поэтому на ближайший период смена владельца будет единственным видимым изменением: я останусь в роли руководителя проекта, а Вячеслав Данилов – в роли его главного редактора. Но это только кажется, что ничего не изменяется. На самом деле меняется всё.

Говоря о пасхе, я имел в виду скорее ветхозаветную версию праздника. Ту, которая описана в книге Исхода.

Разумеется, из меня такой же Моисей, как из Г.О.Павловского – фараон. Да и не то чтобы мы так уж сильно мучали Фонд Эффективной Политики жабами, мошками и моровой язвой. Если и существовало какое-либо противоречие, то исключительно на уровне целеполагания. Базовая концепция Либерти.ру предполагала, что сайт будет работать как коллектор сигналов обратной связи на действия власти от различных социальных сред. Мы же, как формирующийся в недрах «обслуживающего» политконсалтинга 90-х (но вместе с тем и в противовес ему) новый центр влияния, нуждались в первую очередь в собственном медиа. В невозможном, кажется, коктейле из «Вех» Гершензона и ленинской «Искры».

Именно эта концепция и станет во главу угла на обновлённом Либерти.ру. Наша ставка – это революция в умах, осуществляемая контрреволюционерами и лоялистами – с тем, чтобы обеспечить качественные изменения в обществе, минимизировав неизбежные при таковых потери. Мы понимаем Liberty, свободу, не как «естественное» состояние ушедшего от цивилизации и её ограничений человека, а как наиболее дорогое и сложное цивилизационное благо, производство и воспроизводство которого является основной задачей всех общественных институтов, включая и институты власти. Свобода – не то, что существует само по себе (сдерживаемое лишь режимными барьерами), она создаётся искусственно, и затраты на её производство и защиту невероятно высоки.

Но, несмотря на все эти издержки, свобода, в любом случае, лучше несвободы.

Понимание свободы не столько как предмета борьбы, сколько как инженерной задачи, влечёт за собой набор обязательств. Инженерный подход предполагает культ знания – и, следовательно, разума, как в аналитической, так и в творческой ипостасях. Знание лучше незнания – тезис не всегда бесспорный; но в нашем случае именно так. С другой стороны, никакое знание не самоценно. То знание, которое невозможно использовать в качестве инструмента понимания или  материала для творчества, нельзя рассматривать иначе как тяжелое бремя. Инструментальное – необязательно прикладное; но никогда не «знание ради знания».

При всей нашей видимой публичности, долгое время мы, как группа, действовали на самом деле в тени. Не только нашими интеллектуальными продуктами, и даже не только нашими политическими инструментами, но и самими нашими публичными ипостасями действовали другие. Мы создавали политическую философию «путинизма второго срока», ту самую, которую защищают сегодня нынешние «охранители», и которую атакуют «борцы с режимом». На наш взгляд, и первые, и вторые попросту застряли в «позавчера».  Во «вчера» остались те, кто всё ещё дискутирует на страницах деловой прессы вопрос о взаимной очерёдности модернизации экономики и политических реформ.  Мы считаем эту развилку тоже уже пройденной: сегодня выбор путей диктуется не политэкономическими воззрениями учёных мужей, а условиями выживания России как социального и хозяйственного целого в сколь-нибудь долгосрочной перспективе.

Мы – впереди; другие идут по нашим следам. Полтора года назад, когда политический и экспертный бомонд ещё вовсю обсасывал наживку «медведевской оттепели», мы настаивали на первоочерёдности ревизии докризисных стратегий развития, с основным акцентом на модернизацию производства. Ещё прошлой зимой призыв к пересмотру «Стратегии-2020» воспринимался на грани политического хулиганства (сегодня это – официальная доктрина ИНСОРа), а высказанная публично мечта о русском автомобиле на уровне мировых стандартов вызывала всеобщий смех. Кажущийся столь неуместным сейчас, когда есть уже и «Маруся», и запускаемый в массовое производство прохоровский гибрид – и это, мы уверены, только начало.

Теперь, когда слово «модернизация» звучит буквально из каждого утюга, проигравшие предыдущий раунд адепты «оттепели» кивают, как китайские болванчики, делая вид, что она и есть то самое, что они всегда имели в виду. Впрочем, здесь они вполне традиционны, чтоб не сказать консервативны. Обычай русской политической культуры – время от времени обновлять основной термин, которым принято именовать всё хорошее и светлое, не меняя, впрочем, ничего, кроме собственно термина. Сегодня нас пытаются убедить, что модернизация – это просто новый синоним всё той же «оттепели», ибо как же иначе?

Не то чтобы мы радовались вторичности титульных «мозговых штабов»  и политконсалтинговых структур, приписанных к тем или иным кремлёвским башням. Мы бы предпочли иметь конкурентов, сильных по существу, а не только по статусу. И всё же идти путём первооткрывателей – всегда не только тяжёлый труд, но и захватывающая авантюра. Мы продолжаем держать дистанцию: в то время, как другие лишь обсуждают возможность изменений в политической системе, мы уже осуществляем эти изменения изнутри неё самой.

Сегодня наша основная ставка – избирательная кампания 2011-2012. Кампания, которой суждено предопределить всю политическую историю России десятых. Именно в ходе этой кампании на арену впервые выйдет то самое «поколение ноль» — уже не в качестве инструмента чьей-либо политики, но в качестве её самостоятельного субъекта. «Ноль» – картезианская точка отсчёта, центр системы координат. Он же – единственно возможная ставка «по ту сторону» красного и чёрного (красного и белого, оранжевого и синего – любая пара цветов на выбор);  Именно он изображён на металлической плите, лежащей посреди кремлёвской брусчатки в минуте ходьбы от офиса редакции Liberty.ru – нулевой километр российских автодорог.

Путь в тысячи ли начинается с первого шага, пугал когда-то Лао-цзы своих китайцев. Но это – если идти пешком. Если двигаться на автомобиле, то с нажатия педали газа. Мы на неё пока ещё не нажали. Но мы уже вставили ключ в замок и завели мотор.

Следующие синопсисы – развёртка нашей «дорожной карты». Ждите обновлений.

Продолжение следует

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма.
Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.