Главная / Основной блог / Президент-2012

Президент-2012

(Синопсис II: «исходники». Текст девятый, предпоследний. 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8)

«П» или «М» – кого больше «л»?

Чья президентская кампания нас ждёт в 2012 году? Медведев-2 или Путин-3? Либо же будет кто-то третий?

Президент и премьер много и охотно демонстрируют единство подхода по всем вопросам. Этот вопрос был единственным, по которому оба участника тандема публично заняли разные позиции. Каждый объявил о своей готовности идти на следующие президентские выборы – впрочем, тут же оговорившись, что друг с другом они этот вопрос как-нибудь да решат.

А пока они решают между собой, самое время поставить вопрос иначе – а какой вариант предпочли бы мы сами?

Лично каждый из тех, кто читает эти строки. Мой президент-2012 – кто?

Не так давно, анализируя этот вопрос под углом сугубо конъюнктурных интересов партии «Единая Россия», я пришёл к выводу: какие бы ни были личные предпочтения у любых её членов, для партии в целом было бы выгоднее, чтобы Путин оставался её лидером и партийным премьером, а не переселялся обратно в Кремль. С Путиным в роли лидера партии гораздо легче выигрывать думские выборы-2011, а потом уже построить большинство на основе ЕР. Если же Путин захочет возвращаться в президентское кресло, он должен уже сейчас начать дистанцироваться от ЕР, строя вокруг себя более широкое, «коалиционное» во многих смыслах большинство. Что может радикально ослабить позиции партии.

Но это если смотреть на ситуацию с точки зрения интересов ЕР. А кто сказал, что смотреть надо именно с этой точки зрения?

Задавая этот вопрос сам себе – а кого бы я хотел видеть на президентском месте – я не тороплюсь с ответом. И не хочу идти на поводу у собственных политических симпатий и антипатий. Я понимаю, что на этом месте нужен не тот, у кого «лучше имидж», а тот, кто будет более соответствовать требованиям момента, сумеет оказаться сомасштабным времени и месту.

А в чём они – требования момента? Иначе говоря, где главная пружина политического процесса, такая, которая находится, как правило, за пределами политики как таковой?

Рудименты марксистского политэкономизма в головах заставляют большинство обсуждающих эту тему искать пружины в экономике – кризис, цены на нефть, инфляция, модернизация… Для меня же экономические процессы – всего лишь тени на стене платоновской пещеры; материальное отражение того, что происходит на уровне социума, культуры, самого человека, в конечном итоге. Что происходит в обществе? Какой сдвиг будет происходить в десятые?

Три поколения

Если положить демографический состав современного российского общества на возрастную гистограмму, мы увидим две наиболее массовые возрастные группы – старшую и младшую.

Первая – это дети советского послевоенного бэби-бума, родившиеся где-то с конца 1940-х по середину 1960-х (время, когда в СССР впервые начались проблемы с рождаемостью). К этому поколению принадлежит и сам Владимир Путин (1951 г.р.), и практически все известные населению публичные политики (Грызлов, Миронов, Зюганов, Жириновский, Явлинский, Немцов и др.). Людям из этой возрастной группы сегодня 45-65 лет; старшие из них только начали массово выходить на пенсию, но до 2020 года в пенсионном возрасте окажется уже большинство из них.

Вторая большая группа – те, кто родился в последние годы существования СССР – с конца 1970-х по начало 1990-х. Старшим из этой когорты сегодня чуть более 30; младшим нет ещё и двух десятков. В этой возрастной группе ещё почти нет тех, кто мог бы похвастаться собственноручно завоёванным местом в «первом эшелоне» различного рода элиты. Но в ближайшие 10-15 лет именно они войдут в наиболее активный и дееспособный возраст, и основное бремя ответственности за судьбы отечества ляжет именно на них.

Иными словами, в 2010-е нам предстоит смена главного опорного поколения. С послевоенного – на постсоветское.

Кто между? «Поколение комсомольцев» — родившихся в 60-е и 70-е; изначально более малочисленное (демографическое «эхо войны») и слабое (придавленное позднесоветской геронтократией), оно понесло значительный урон в 90-е – в афганской и чеченской войнах, локальных конфликтах,  экономических и социальных катаклизмах конца тысячелетия. К этой возрастной группе принадлежат Медведев, Ходорковский, Абрамович, Сурков; к ней же относится бОльшая часть бизнес-элиты (все те, кто уцелел и «поднялся» в мясорубке «рыночных реформ»). Это поколение, казалось бы, наконец, после всех выпавших на его долю испытаний, начинает входить в роль хозяев жизни. Но тут-то и оказывается, что их слишком мало, они слишком слабые, усталые и пресыщенные яркими впечатлениями предыдущего двадцатилетия, чтобы заставить себя хоть чего-нибудь ещё хотеть.

Иными словами, если брать Путина и Медведева не как персонажей, а как представителей своих возрастных когорт, мы видим конкуренцию двух типов неполноты. «Слабое место» путинской когорты – предстоящий многим из неё уже в самое ближайшее время отход от дел. Слабое место медведевской – травма катастрофного опыта.

Это значит только одно. Лидерство удержит тот из них, кто сумеет найти полноценную опору не столько в своём собственном, сколько в «третьем» поколении. Самом младшем из представленных.

Найти опору – значит, найти с «третьим поколением» общий язык.

Кто из них более на это способен – Путин или Медведев? Или – кто-то третий?

Запах серы

По поводу первого постсоветского поколения – назовём его, вслед за авторами известного фильма на НТВ, «поколением ноль», в последнее время сказано много разных нелестных слов. Его сегодня модно ругать – за конформизм, индивидуализм, отсутствие амбиций, готовность принимать чужие правила игры.

Мода эта кажется даже несколько нарочитой. 17 апреля с.г., будучи гостем очередной такой программы на «Эхе Москвы», я прямо спросил её ведущую Ксению Ларину – зачем вы уже сейчас прививаете поколению, только входящему в активный возраст, комплекс вины? Ответ Лариной – о том, что комплекс вины в целом вообще штука полезная как для поколения, так и для страны в целом – насторожил меня ещё больше. Здесь явно чувствуется какая-то разводка.

И не факт, что разводят детей. Возможно, объектом на самом деле кто-то другой. Привкус этой разводки, запах серы, если угодно, я впервые почувствовал тогда, когда в «Коммерсанте» появилась цитата неназванного чиновника из администрации президента о «ликующей гопоте». Увидев её, я подумал буквально следующее: судя по всему, в окружении Медведева кто-то очень не хочет, чтобы из него получился действительно сильный президент.

Тут надо сделать оговорку. Разумеется, я не собираюсь делать знак равенства между прокремлёвскими молодёжными движениями (которые, собственно, поименованы «гопотой») и «поколением ноль» в целом. В поколении – более тридцати миллионов человек, а через «Наших», МГЕР и т.д. прошли лишь считанные сотни тысяч человек. Однако политически активная часть поколения в огромном большинстве сосредоточена именно в этой среде. Не будет преувеличением утверждать, что за эти менее чем два года, которые остались до президентских выборов, никакого другого актива в пространстве общественных коммуникаций появиться и сорганизоваться уже просто не успеет.

Выборы 2007/8 для большинства лидеров «поколения ноль» были первой большой кампанией, где они могли попробовать свои силы во «взрослой» политике. Они, выросшие при Путине, агитировали и голосовали за Дмитрия Медведева, как за кандидата, которого предложил Владимир Путин. Готовы ли они так же агитировать и голосовать в 2012 году за Дмитрия Медведева как за кандидата, которого предложил Дмитрий Медведев? Человек, ближайшие приспешники которого относятся к ним так же, как аноним из «Коммерсанта»?

Я как-то задал этот вопрос в личном разговоре одному из обитателей высоких кабинетов. Ответ был предсказуем: «а куда они денутся, если кормятся с рук и управляются по свистку?» Предсказуем, как всякая глупость. Державные либералы совершают классическую ошибку всех времён, когда начинают верить в собственную пропаганду. В данном случае – в тезис о том, что прокремлёвские политические организации состоят из людей, не имеющих собственного мнения.

Яркий образец этой ошибки – дискуссия вокруг «Единой России».

Молчащие, но не немые

В первые два года президентского срока Д.А.Медведева ЕР и её кремлёвские кураторы были главной мишенью для публичной атаки либеральных доктринёров круга ИНСоРа, сделавших рефреном своей публичной активности лозунг «Дима, кинь Вову – докажи, что ты президент». Либералы, травмированные опытом политики 90-х (т.е. мыслящие её исключительно как непрерывное взаимное кидалово), проморгали момент, когда институты стали играть в ней большую роль, чем чьи-либо личные отношения.

В итоге к началу 2010-го они с удивлением открыли для себя вещь, которую можно было бы легко понять ещё в 2008-м: оказывается, результат президентских выборов предопределяют предшествующие им парламентские. И значит, побеждающая на них партия обладает монополией на «президентское предложение» стране. В скрытом виде это было так и в 2007-м – «президентским предложением» ЕР к своим избирателям тогда было примерно следующее: «президентом будет тот, на кого укажет лидер нашей партии В.В.Путин».  Непрерывно атакуя Путина и ЕР на протяжении 2008-2010 гг, эти деятели в результате добились только одного: предельно ослабили позиции Дмитрия Медведева.

Услышав хлопки крыльев заходящего с тыла жареного петуха, либеральный обком сменил позицию. Громокипящий архистратиг сил добра Е.Гонтмахер теперь прямо призывает Д.А.Медведева возглавить ЕР – ту самую ЕР, которая всё это время была виновата в гибели демократического рая 90-х. Впрочем, «партию большинства» предполагается попутно очистить от неправильных элементов и наполнить взамен идейно стойкими комиссарами оттепели.

А если она не захочет?

Борцам за нашу и вашу свободу сама такая постановка почему-то кажется странной. И зря. Люди, сидящие сегодня в Госдуме в депутатских креслах, многие годы голосовали «за» не потому, что они от природы такие робкие и послушные. Часто говорят об управляемости ЕР, но всегда забывают, что согласие на эту управляемость было добровольным. ЕР – это партия антикатастрофного консенсуса, и очень многие люди, согласившись войти в этот консенсус, предпочли ради общего блага засунуть куда подальше привычку спорить о частностях. «С хрупким самолюбием в партии не выживают», с известной горечью сказал однажды не кто иной, как В.Володин. Но это не значит, что все эти люди не имеют собственного мнения. Они его всегда имели. Просто в последнее время, по негласной взаимной договорённости, нечасто выражали его публично.

Гонтмахеры этого не понимают и никогда не поймут. Им почему-то всегда кажется, что мнение здесь есть только у них. Если в его наличии отказывать даже правящей партии – тем более как его можно разглядеть у этих сопляков в дурацких майках?

А оно у нас есть.

Отцы и братья

Путин – естественный лидер «поколения отцов». Медведев, уже в силу своей позиции – №1 среди «старших братьев». С кем легче говорить о главном – с отцом или со старшим братом?

В общем-то, когда как. И смотря о чём.

Если смотреть на ситуацию «из сегодня», видно следующее. Медведев много работал над образом открытого, «актуального», разбирающегося в современных коммуникациях человека. Путин никогда этого не делал, предпочитая «старые» медиаформаты – массовые телеинтервью на больших каналах, «прямые линии», встречи с главными редакторами  и т.п. Язык Медведева, по-прежнему сухой и казённый, всё-таки несколько ближе к языку «поколения ноль», чем тяжеловатый путинский юморок.  Но несмотря на всё это, Путин внутренне, почти подсознательно, воспринимается как свой. А Медведев – скажем так, не совсем.

Тем не менее, если смотреть объективно, возврат Путина в 2012 году на президентский пост, как его ни обставляй, всё равно будет восприниматься шагом в прошлое. А в прошлое на самом деле не хочется даже тем, кто его очень любит. Перечёркивать весь этот сложный, драматичный и по-своему незабываемый период 2008-2010 никто из нас не захочет – даже если вынести за скобки тот факт, что это невозможно.

А значит, правильнее всего сегодня – именно с путинской стороны бороться за Медведева.

Думаю, это верно для всего «поколения ноль». Без различия, кстати, на «про»- «анти»-кремлёвскую, а равно и «аполитичную» его части.

P.S.

Некоторые вещи надо говорить прямо.

Есть то, что объединяет меня с такими людьми, как Тимакова, Юргенс, Будберг, Волошин и ещё некоторые другие. Они, как и я, хотят, чтобы в 2012 году президент Медведев выиграл выборы и получил второй президентский срок.

И есть то, что нас разделяет. Они – за Медведева без Путина. Я – за Медведева без них.

Думаю, Д.А.Медведеву пришло время решать, кем он хочет войти в историю – президентом «оттепели» или президентом модернизации. Уверен, что в 2012 году и он, и мы сделаем правильный выбор.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.