Главная / Основной блог / Дворкович, Навальный и Давыдов

Дворкович, Навальный и Давыдов

http://ivand.livejournal.com/1446053.html
Вот так скажешь три слова, а блогеры про них пишут такие простыни на триста. Понимаю спартанцев.

И все же. Гадает блогер: понятно, что навальный «попал» в какую-то болевую точку системы,  но вот в какую именно? И дальше дает анализ, который не стоит ломаного гроша. По причинам, которые можно было бы разобрать подробнее, но пока достаточно заметить, что там откровенно попутаны приоритеты начальников госагитпропа с интересами коллективной Рублевки. Чтобы понять разницу, достаточно прочесть последний GQ с двумя ксюшами.

Но вопрос верный: куда именно попал? То, что попал, глупо отрицать. В отличие от всех остальных системных и несистемных оппозиционеров, годами лупящих «в молоко», навальный ненароком угодил в точку.

Не разоблачениями — мы их много слышали и еще услышим, разной степени достоверности. И не конкурсами стишков и картинок про мишку — странно было бы думать, что «власть», узрев бодрый  утреник кружка «умелые мышки», испугается и убежит с плачем. Более того: даже в аббревиатуре «партия воров и жуликов» ничего страшного для ЕР нет —  любой же понимает, что по некоторым вопросам у нас народ и партия едины. А тем, кто сомневается, достаточно посмотреть на честные лица представителей той самой «любой другой партии», за которую зовут голосовать члены кружка.

Так чем же? Не буду говорить за «власть» или даже за ЕР — скажу, что задело лично меня.

Федоров со своим рассказом про козни вашингтонского обкома смотрелся на финамовском эфире и впрямь довольно жалко. Это само по себе ничего, со всеми бывает. Но Федоров не «все». Он комитет в Госдуме возглявляет. По экономической политике.

А потом все знают, что было. За Федорова решил вписаться его давний друг М.Дворкович. Он вызвал навального на дебаты, от которых тот отказался, предложив взамен дебаты его брату — помощнику президента А.Дворковичу. Дворкович-senior, в свою очередь, тоже отказался от дебатов с навальным. И правильно сделал — иначе было б такое же избиение младенцев, как и с Федоровым.

Для меня болевая точка — именно здесь. Как вышло, что на всех позициях, имеющих отношение к выработке приоритетов экономической политики — и в Кремле, и в Госдуме, и у нас в партии, и в прочих местах — сидят обычно… ну, вот такие? Не Илларионов — так Дворкович. И ведь не воры, кстати, как правило, и не жулики; но иногда, честное слово, смотришь на них и думаешь: уж лучше б воры.

Я давно и пристально слежу за публичной активностью нынешнего помощника президента по экономической политике. Благодаря его твиттеру я всегда в курсе результатов всех значимых футбольных, хоккейных, шахматных и иных соревнований. У него умилительные фоточки видов природы на даче. Иногда мелькают даже невероятно смелые для человека на такой должности выражения гражданской позиции (как в пятницу по Каддафи), и не менее смелая попытка на выборах талисмана Олимпиады организовать голосование за снегиря (при том, что Путину, как известно, нравится леопард). Нет только одного: хоть каких-нибудь признаков занятий вопросами экономической политики.

Сейчас во всех книжных магазинах лежит новая книжка Стиглица. Читая ее, можно составить впечатление о том, как иногда умеют думать и писать президентские советники по экономике. Тем разительнее контраст с нашими умильными гаджетоманами. Даже когда в январе с.г. по стране ударила  беспрецедентная в новейшие времена инфляция, от них не было ни одного внятного объяснения происходящему, не говоря уже об идеях «что делать». Хотя по-хорошему об инфляционных рисках января надо было говорить еще прошлым летом — после того, как обозначился неизбежный (вследствие засухи) рост наших потребностей в импорте по целому ряду позиций. Но это я, наверное, совсем уж многого хочу.

Фундаментальный вопрос не в этих персонажах самих по себе. А в том, чего не понимают оппозиционные блогеры: наша политическая система в ее нынешнем виде — это система защиты экономики от демократии. Поэтому пропагандистский (и- шире- политический) контур управления находится в одном месте, а экономический в другом. На промежуточных позициях (видных и «оттуда», и «отсюда») обычно сидят юродивые. Поэтому, скажем, Кудрин у нас ничтоже сумняшеся выступает с речами про выборы (и его мнение имеет вес!), но попробуй кто-нибудь в правящей партии выступить про финансы.

Когда навальный после Транснефти принялся воевать с партией, я поначалу решил, что его тупо купили — причем не политические, а «коммерческие» люди. Он же деньги собрал с юзеров; по логике вещей, сразу же после этого от Роспила должна была последовать серия исков к корпорациям, но исков нет. Зато есть движуха с рисованием картинок — сколь шумная, столь и безобидная.  Идеальная операция прикрытия по принципу ИБД, драпирующей бездействие.

Но когда он после этого — случайно или намеренно — пошел по дворковичам, я сказал себе: нет, политика в этом месте еще не кончилась. Другой вопрос — какая.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма