Главная / Основной блог / Серии / Greenfield / Greenfield-3: новые горожане

Greenfield-3: новые горожане

Greenfield-1 Greenfield-2

Мой друг Саша Кравцов, создатель и хозяин сети «Экспедиция», любит говорить: «весь российский бизнес — крестьянский». То есть такой сделанный на коленке самопал, и это общая черта любых бизнесов — от овощной палатки до сырьевого мегахолдинга. Не по масштабам (тут по-разному), а по качеству организации и способу использования ресурсов. Скажу больше — за последние 50 лет мы опять умудрились стать в полном смысле крестьянской страной, развернувшись назад после советской индустриализации. Символ нашего «постиндустриализма» — дача. Дачами покрыта вся страна, дача — непременный атрибут почти любой городской семьи, и в этом смысле ветхие садовые домики на шести сотках и шикарные дворцы сильных мира сего — совершенно одно и то же.

Городская цивилизация находится в стадии разрушения, и дачи — символ этой деградации. Дача — это зона крайне низкопроизводительного, неэффективного и неспециализированного индивидуального труда. Бедные трудятся сами, за богатых это делают слуги, но феодальная суть не меняется. Люди десятилетиями вкладывают в дачи свой труд, свои деньги и свою любовь. А в результате имеем некомпактный, разбросанный по территории жилой сектор в пригородах, и полностью лишённое мобильности население. Поди стронься с места даже на очень хорошую зарплату в другой город, если у тебя дача с садиком, ни для кого, кроме тебя самого не представляющая такой ценности, которую можно было бы конвертировать в деньги.

Когда советская власть выделяла людям земельные участки под сады и огороды, предполагалось, что это бесплатное для государства действие послужит к общему благу — будут освоены «ничьи», плохо используемые земли, а люди получат возможность здорового отдыха на природе. На практике получилось, что дачи в пригородах повсеместно превращаются в ПМЖ, а современный стандарт комфорта и качества жизни требует наличия там полноценной коммунальной инфраструктуры — свет, газ, вода, канализация, связь, дороги, вывоз мусора… Всё это, в силу низкой плотности расселения, выходит намного дороже по себестоимости, чем в городе с многоквартирными домами. Дальше уже неважно, кто именно несёт расходы — муниципальный бюджет, управляющий централизованными сетями, или сами люди, делающие автономные системы в масштабах участка или нескольких. В любом случае это огромные затраты, как на создание инфраструктуры, так и на ее текущую эксплуатацию и ремонт. Последнее даже важнее. Одно дело взять и продолжить асфальтовую дорогу, а другое — каждый год ее ремонтировать, чтобы она не превратилась в направление.

Другая проблема — мобильность трудовых ресурсов. Дача привязывает человека к месту намного сильнее, чем квартира. С квартирой проще — собрал вещи в контейнер да перевёз; а поди перевези куда-нибудь яблони, за которыми ты ухаживал двадцать лет. Или брось, оставь чужому дяде. А в итоге сейчас, когда структура экономики изменилась радикально, люди живут там, где создать рабочие места трудно, а там, где могут возникнуть новые производства, людей не хватает и где их брать, непонятно. Идрисов из SP говорит, что дефицит квалифицированной рабочей силы — уже сегодня главный сдерживающий фактор для привлечения инвестиций в страну. Но этот дефицит к тому же имеет ярко выраженную географическую природу — есть зоны массовой (явной или латентной) безработицы, а есть — дефицита кадров, однако «погасить» одно другим практически невозможно.

Третья проблема — транспортная доступность. Массовая автомобилизация населения сыграла с нами злую шутку, результат которой можно наблюдать два раза в день — утром на въезде, а вечером на выезде из любого крупного города. Только компактное проживание делает муниципальный общественный транспорт рентабельным; в случае с «одноэтажной Россией» это вечно дотируемая чёрная дыра. Вдобавок сами наши города по логике планирования не были рассчитаны на тот уровень автомобилизации, который мы имеем сегодня. И когда сейчас даже в небольших городах порой убивают за место на парковке, это расплата за недальновидность позднесоветских градостроителей.

При этом дача — уже далеко не самый качественный и желанный вид отдыха. Дешевый массовый туризм сделал отпуск на курорте или в санатории более доступным и привлекательным, чем на «фазенде» с грядками. То же и про сами грядки: еще недавно, когда продукты были дефицитными либо слишком дорогими, «своё с участка» имело смысл. Теперь же, если посчитать себестоимость (включив и трудозатраты, и время, и всё ту же коммунальную инфраструктуру вместе с дорогами и трубами), этот самый «свой» огурчик и помидорчик с грядки оказывается едва ли не в разы дороже, чем магазинный. «Зато без нитратов», ага.

Понятно, почему позднесоветский человек так прикипел к даче. Жизнь в хрущёбе «улучшенной планировки» на городской окраине — малоприятное удовольствие в любое время года, но летом — дело почти невыносимое. И тем не менее городская среда как таковая, если ее развивать именно как среду, только и способна дать то качество жизни, которое необходимо современному человеку — за те деньги, которые он может заработать.

Поэтому сегодня одна из важнейших социальных задач — новая урбанизация страны. Не только на уровне реорганизации городов и городского планирования, но и на уровне массовых социальных стереотипов. Если _действительно_ (т.е. не только на уровне деклараций) ставить задачу повышения производительности труда (а в первую очередь именно по этому показателю мы фатально отстаём от наших мировых конкурентов), то первоочередная цель — сформировать сообщество новых горожан. Тех, кто не мыслит себя вне города и городской среды — но не в рамках одного конкретного места, а в единой городской цивилизации размером со страну.

Жить там, где сегодня выгоднее и удобнее; легко перемещаться с место на место — за новой работой, за деньгами, за впечатлениями, за новым кругом общения, новыми знакомствами и новыми знаниями — таково должно быть кредо нового горожанина.

При этом важно помнить: город — не «искусственная» (т.е. противопоставленная природной) среда. Город — это, как показала Шанхайская выставка в прошлом году, искусственно созданная естественная среда. Это парки, зеленые скверы и дворы, это место, где при хорошей погоде можно почти весь день проводить на воздухе и не отравиться им; это место, где городской комфорт органично сочетается с естественной для человека средой обитания. Нам нужны такие города.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.