Главная / Основной блог / Личное / Книги / Гениальная власть

Гениальная власть

Сегодня я получил редкий подарок — сигнальный экземпляр книжки Глеба Павловского «Гениальная Власть!», вышедшей в издательстве «Европа» в ноябре 2011 года. С автографом автора, за что огромное ему спасибо. Чернила подписи ещё не просохли, когда, добежав до ближайшей кофейни, я плюхнулся в кресло и вгрызся в неё с жадностью голодающего Поволжья. Не прошло и часа, как, дочитав до последней обложки с вынесенной туда цитатой из Юрия Лужкова («Бог ему судья»), я отложил книгу в сторону.

Не умею писать рецензий, тут просто набор впечатлений, в хаотичном порядке.

«Когда поставят задачу лететь на Марс, Сурков пойдёт, чертыхаясь, составлять списки экипажа, по пути решая, кого он из них вычеркнет» — уже на второй странице. С нетерпением ждал главы «Кудрин», но там оказалась лишь проекция: «финансовая инквизиция Кудрина и радикальный волюнтаризм Суркова легли в основу государственной мысли РФ». Набор фамилий, упоминаемых не эпизодически, а на уровне конструкции, предельно узок: Путин, Медведев, Сурков, Кудрин и всё. Остальные — лишь мельком.

Тоже, как и у меня, «мы» про режим, остаточная ломка улетучивающегося осознания себя частью команды. Думаю, у персонажей книжки это «мы» вызовет характерную улыбочку — экий наглый! Впрочем, тут у автора без иллюзий: «Власть чувствует себя о-о-очень мудрой, бесконечно учёнее всех, кто ей что-то советует. (…) У такой власти в принципе нет партнёра, нет достойного собеседника (странным исключением был Гайдар — теневой гуру любой команды в Кремле). Власть иногда навещает Общественную палату, как приют для даунов — бедняжки, какое горе! С вами здесь хорошо обращаются? Но не советоваться же нам с идиотом!»

Здесь, в этой цитате — боль от того поражения, которое — вслед за ним, Павловским — потерпели и его ученики (да, увы, как ни открещивайся, я тоже из подмастерьев Крабатовой Мельницы). Мы ведь все, в отличие от абсолютного большинства тусовки, искали не «вертикального лифта» вверх, а наоборот, лифта вниз, к фундаменту — в ту секретную подземную лабораторию, где, вроде как, (ну, казалось, должно быть) и куётся идейное ядро режима. Мы год за годом бесконечно долбились в эту вечно запертую подвальную дверь, а нас (и Павловского первым) тот же Сурков жестом ворчливого вахтёра-ключника («ходют и ходют») всё время разворачивал обратно — в «поля», в окопы бессмысленных и беспощадных пропагандистских войн режима, с их извечной окопной «нормой» в проштемпелёванных брикетах. Некоторые, как Марина, сломавшись, уходили в те же окопы, но по ту сторону «линии фронта» — «режим» это более чем устраивало, т.к. он сам же таковые войны и плодил для развлечения/отвлечения публики, а значит, нуждался в подкованных кадрах как с той, так и с этой их стороны. Ну, а то, что нет там, в этом заветном подвале, никакой такой секретной лаборатории, а вместо неё там попросту троллья говноварня, где ту самую «норму» и фасуют для развоза по окопам — это была та Военная Тайна, которую кибальчиши и плохиши не открыли б никогда под пытками даже самим себе, не то что какому-нибудь там Главному Буржуину.

Ну, тут что, дело прошлое.  Финал третьей серии «звёздных войн» со смертоносной «атакой клоунов» и разбегающимися «в изгнание» выжившими джедаями — куда более адекватное описание процесса, чем все эти самопальные, наспех, метафоры. Это, так сказать, для рассказов у камина.

Но есть две вещи. Да-да, звёздное небо и нравственный закон.

Вещь первая. Тот самый бандитский вопрос из 90-х — «где я на этой картинке?» Важная ошибка, которую нельзя повторять — боролись за выживание России, не заморачиваясь своим местом в ней. В итоге она выжила и выстроилась в такой «конфигурации», которая только и оставляет вариант, что билет в один конец. Картина сегодняшней России, нарисованная Павловским, лично для него и таких, как он, просто не имеет никакого «места». Хотя вроде бы до последнего казалось, что уж тут-то всё гарантировано.

Вещь вторая. Под конец-таки прорезалась в книжке морозовская тухлятина — холивор с агитпропом, в котором сам Павловский вчера ещё состоял: «тролли с бейсбольными битами, платная государственная вонь в интернете…» Нет, ну в самом деле, кто-нибудь ответит мне уже на вопрос, чем блогеры-пропагандисты Адагамов, Бурматов, Данилин, Кашин, Навальный, Носик, Морозов, Минаев… отличаются друг от друга, кроме цветов боевой раскраски? Чем колонки восторженных дурочек из Газеты.Ру или тех же Трудолюбова-Рогова новейших времён отличаются от нашистских воззваний? Зачем вообще делить пропаганду на т.н. «государственную» и какую-то другую?

Если бы кто-то действительно хотел дискуссий, свободных от атмосферы пропагандистской войны — для таковых в принципе не подходит целиком вся прослойка людей, живущих мелкорозничной торговлей буквами (а только она сегодня в поле и есть). Ностальгия по «раннему ЖЖ» — это на самом деле ностальгия по времени-месту, где/когда можно было писать то, что сам думаешь, а не то, за что заплатят. Но это создавало и шизофрению: в местах, где платили, писали «под заказчика», а в «уютных» — для себя самих, и разница сразу же бросалась в глаза. Коммерциализация блогосферы быстро стёрла эту грань, но проблема осталась и лишь усугубилась.

Дело не в «продажности». Дело — в свободе. Если у тебя есть гарантированный источник средств к существованию, на который к тому же никак не повлияют сказанные тобой публично слова, ты можешь спокойно «занимать позицию», ты — на Агоре и общаешься себе с другими такими же «афинянами». Если нет — ты фишка, которой будут играть другие; тогда, как выразился бесподобный Виталий Иванов, «вы же знаете, что я выражаю не только своё мнение». Требовать от какой-либо из сторон снять с доски свои фишки в одностороннем порядке — жульничество в стиле Бендера в Васюках.

Но это пока так, заметки на полях, к основному содержанию книжки имеющие отношение весьма косвенное. О главной её теме — в следующем тексте.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма