Новый гегемон

И ещё оттуда же (март 2011 г):

После «перезагрузки»

События, потрясшие зимой 2010-2011 г. целый ряд казавшихся стабильными стран — яркое доказательство того, как обретший политическое самосознание и поверивший в свою силу средний класс не нашел общего языка с властью и почти мгновенно опрокинул ее.

Новый, сформировавшийся уже после кризиса 2008 г. мировой контекст — это слабение прежнего лидера (сохраняющего, тем не менее, значительное влияние и на мировые процессы, и на нас в том числе), а также новые вызовы глобального мира. Нам необходимо менять восприятие себя и своих взаимоотношений с внешним окружением. Если раньше мы отстраивались от «чужой» сверхдержавы, то теперь — от угроз, связанных с хаотизацией и глобальной нестабильностью. Это очень разные стратегии — ожидать атаки сильного и организованного врага или ожидать нашествия варварских орд. Воевать против «чужого порядка» — или против хаоса, который в некотором смысле ничей, но зато является угрозой для всех.

Особенностью новых протестных групп является то, что они состоят из людей, уже осознающих себя живущими в глобальном мире. Им свойственно сравнивать положение дел в нашей стране с теми странами, где они либо бывают сами, либо знают о них через посредство глобальных медиа. Им чужда идея любой российской «особости», если такая «особость» оказывается на поверку нашим недостатком, а не преимуществом. А значит, в диалоге с ними бессмысленными выглядят любые ссылки на «российскую специфику» при описании той или иной проблемы, равно как и попытки камуфлировать отсталость патриотизмом. Право на «нестандартные решения» появляется только в тот момент, если удается доказать, что эти нестандартные решения действительно превосходят по качественным характеристикам известные всем мировые аналоги.

Собственно, это и есть первый и наиболее очевидный результат «перезагрузки». Класс global russians расширился до объемов перевозок турагентств, а граждане-туристы склонны оценивать внешний мир по стандартам экскурсионных буклетов. Внешний мир для среднего класса оказывается вполне user-friendly, весьма контрастируя с отечественной реальностью. Либеральная идея когда-то приехала в Россию вместе с офицерским обозом, возвращавшимся из Парижа. Идеи революции среднего класса провозятся через российские таможни в баулах туристов.

Результаты последних дискуссий видных членов «Единой России» с лидерами «новых сердитых» оказались неутешительными. (это про дебаты Федоров-Навальный — А.Ч.) Оказалось, что аббревиатурами НАТО, США, ЦРУ средний класс не напугаешь. Дебатер, напоминающий людям о том, что Россия находится в зоне чужих геостратегических интересов, рискует проиграть с сухим счетом.

Но из этого не стоит делать выводов о том, что для «новых сердитых» не существует никакой внешней политики. Это не так. Просто для среднего класса в России язык международной конфронтации сменился языком международной конкуренции. Троянский конь идеологии всеобщей конкуренции проник в сознание «новых сердитых» в форме иного языка. Но «новые сердитые» отнюдь не невротики – в неконкурентоспособности страны они готовы винить кого угодно, кроме себя. И главные причины того, что «за державу обидно» – неэффективное госуправление, коррупция и, в конечном счете, «труба». Объяснить «новому сердитому», что он ездил за границу за счет той же самой «трубы», попросту невозможно.

«Перезагрузка», которая мыслилась ее инициаторами с нашей стороны как чисто внешнеполитический акт, имела мощнейшие внутриполитические последствия. Новая «дружба с Америкой» аукнулась политикой весьма специфической открытости, когда мы становимся прозрачными для применения различных стандартов – от стандарта демократии до норм good governance и антикоррупционных инициатив государств, которые находятся от России за тысячи километров.

А это значит, что не существует никакого разрыва между политикой внешней и политикой внутренней. При том, что самих «внутренних дел» становится все меньше, а любой вроде бы рутинный разгон марша несогласных становится поводом для начала разговора о разнообразных санкциях в отношении страны. Нетрудно заметить, как «новые сердитые» приветствуют такие разговоры. Для них не существует никакого внешнего врага, враг – внутри.

Потому, разговор с «новыми сердитыми» требует не меньшего искусства дипломатии, чем внешняя политика.

Конец «спортивной демократии» и рождение ответственного класса

У «новых сердитых» есть одна, отличающая их от представителей других социальных групп, немаловажная и заметная особенность – они любят ездить за границу, но всегда возвращаются.

Эти люди – новые патриоты страны. Пока мы знали лишь взрывной и нервно-холерический патриотизм спортивного болельщика, бросающийся от безудержного ликования к бессмысленному бунту – от Манежной победы над Голландией к Манежной националистического шабаша. Патриотизм среднего класса другой – не форма временных чувств, а экзистенциальное состояние.

То, каким образом и за что именно любят страну, фоновым образом определяет контуры национального интереса. Его динамика видна в том числе на предъявлении публичных форм: массовое ликование противостоит локальным актам протеста, наполненным ироническим содержанием. Новый национальный интерес требует иных форм предъявления успеха, старые формы подвергаются дискредитации: эффективный управленец критикуется как жестокий эксплуататор, высокопоставленный чиновник – как коррупционер, авторитетный бизнесмен – как криминальный авторитет, известный спортсмен – как незаслуженно обласканный славой и деньгами, популярный политик – как безответственный популист, кинорежиссер, художник, литератор или поэт – как человек, заключивший сделку с совестью.

Практически вся линейка фигур, предъявляемых правящей партией, сегодня не устраивает новый средний класс. Это недоверие не является спонтанной реакцией, характеризующей банальную усталость электората от одних и тех же имен, лозунгов и образов. У отторжения гораздо более глубокие корни. За кажущимся банальным эстетическим неприятием власти «новые сердитые» скрывают иную философию национального интереса. В том числе иные параметры публичности: когда федеральный министр на весь мир читает по бумажке кириллицей «Лет ми спик фром май харт» – это не вызывает ни стыда, ни раздражения ни у кого, кроме среднего класса.

Национальный интерес требует признания как внутри сообщества, так и извне его. Больше не нужны спортивные победы, достигнутые за счет допинга или закулисных договоренностей – они раздражают и подрывают веру в национальное достоинство. В то же самое время быть непризнанным сегодня для этого нарождающегося гегемона – значит терять уважение. «Новые сердитые» – публичный авангард среднего класса – это реакция на политику неуважения его интересов, которые средний класс может и уже готов представить в форме универсального, то есть общенационального интереса. Мера публичной активности этих людей определяется мерой раздражения, которая, в свою очередь, отсылает к уверенности этих людей в том, что они не одиноки. Они – множество, которое мыслит себя сегодня как солидарное множество.

На подпорках среднего класса рождается запрос на ответственность. Только такая социальная группа, которая сможет спроецировать свои ценностные установки и образ желаемого будущего на все общество, то есть оформить свои частные интересы в рамки общенациональных, в состоянии взять ответственность за модернизацию страны. Модернизация для ответственного класса — это и зов амбиций, и зов ответственности, и основа для существования, поскольку проведение реформ всегда требует субъекта их реализации и «размещения» в обществе.

Новую Россию будут строить не чемоданные сидельцы с дутыми миллиардами. Ее будут делать те, кто может уехать, но никогда этого делать не станет. Новый средний класс. Этот класс вырос на потреблении, даже описания как «среднего класса» для него неадекватны, поскольку собирают общественную группу на основе потребительских стандартов. У него пока нет своего имени, кроме описательного термина «новые сердитые». Но он и не готов получить какое-то иное имя, чем имя нации. Сегодня он готов строить и воевать за свое будущее, а не только потреблять и приспосабливаться. Средний класс не устраивает положение дел в стране, но он не хочет бежать. Он хочет переделать страну под себя, отремонтировать государство так, чтобы оно работало. И он готов заставить очень серьезно подвинуться тех, кто будет ему мешать, тех, кто с его точки зрения превращает Россию из пространства для реализации амбиций в страну невозможностей.

Еще вчера «новые сердитые» выступали с претензией на власть в городе, сегодня средний класс заявляет о решимости взять власть в стране.

Новый гегемон родился. Либо «Единая Россия» станет его партией, либо она будет им растоптана. Третьего не дано.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.