Главная / Основной блог / За ту сторону

За ту сторону

Подумал тут, что бы я делал на месте борцов-с-режимом сейчас.

Ясно, что вся предшествовавшая шарманка про ПЖиВ, прекрасно работавшая против ЕР, вообще не работает против Путина. Просто потому, что к «первому лицу» в нашей культуре другое отношение, чем к «боярам» любого рода. Ему в принципе могут простить даже поедание младенцев по утрам, не говоря уже о тратах на своё величество. Но, с другой стороны, не могут простить слабости, трусости, неоправданной резкости, неумения отвечать за слова и т.п. — короче, несоответствия эталону лидерства, который интуитивно понимается всеми плюс-минус одинаково. «Шакалы» и «молодые волки» должны кричать «Акела промахнулся!», а они вместо этого уныло нудят про то, что он-де берёт себе слишком много добычи. Ну, в конце концов, кинут им кость, не ту, так другую — расклад не изменится.

Второе. Нельзя предъявлять собственную организационную беспомощность. Хотят они или нет, их уже рассматривают как «альтернативную власть», и судят по этому критерию. «Оргкомитет», взятый словно из фильма «Гараж», просто убивает, деморализует актив. В этой ситуации должен найтись вожак, который заткнёт визгливых звёзд эстрады, даст каждому роль и «тему», жёстко разделит организационный и публичный контуры. Его нет, нет, нет.

Третье. Единственный по-настоящему неубиваемый на данный момент персонаж тусовки — это, как ни крути, Навальный. Без него этот сброд вообще гроша ломаного не стоит, хотя бы потому, что он расширяет аудиторию, а они — сужают. Но Навальный лажает и лажает, повторяя свои же прошлогодние клише, которые в новой ситуации полностью устарели. Он откровенно боится предъявлять сколь-либо определённую программу, опасаясь потерять ту или иную часть аудитории, а в итоге деградирует до актёра одной роли. Встреча с инвесторами — хорошая задумка по формату, но полный провал по содержанию: «я хочу быть лучшим Путиным, чем Путин, который плохой Путин».

Четвёртое. Статьи Путина действительно слабые и вторичные — повторение того, что мы все слышали много лет. На этом фоне можно было бы сыграть на опережение, предложив другое содержание и перехватив повестку. Но вместо этого торжествует реактивный принцип, как и у Кремля в последние полтора года. Показывать пальцем и кричать «а они, а они…» — ну, все туда и смотрят, а не на вас.

Пятое. Ввязавшись в очередную войну с Васей и нашистами, тусовка резко снизила собственный уровень, сама себя выписала из премьер-лиги во второй эшелон. Ошибка — в выборе мишеней: не министры, не олигархи, даже не госТВ. Всё это классифицирует движуху как сорт «молодёжной политики». Победа здесь и окажется… победой над Васей и Потупчиком. И всё. Стоило огород городить.

Шестое. Абсолютно неясно, почему не бьют в главное по-настоящему слабое место системы. А оно на поверхности, и носит фамилию Медведев. То, что из нынешнего Путина это слово вообще клещами не вытащишь, неудивительно: единственный способ, которым он может объяснить экстренное списание действующего гаранта — сказать «да, это моя ошибка». Но, говоря между нами, если где Акела действительно и промахнулся, так это здесь. А его прощают.

Седьмое. Двусмысленность и ложь. Депутаты, Гудковы-Пономарёвы, стоящие со значками на митинге против нечестных выборов. Странные персонажи, все эти Кудрины-Прохоровы-Капковы-Собчачки, вьющиеся и подмигивающие в роли посредников. Нельзя обманывать свой актив — он стерпит, но запомнит. Почему не было ультиматума оппозиционным партиям: эй вы, любые-другие, мы за вас голосовали, наши (и, следовательно, ваши) голоса украли, вы с этим согласились — значит, вы предатели. Решайте — или Дума, или площадь. Кто-то должен был это им сказать. Не сказал никто.

Вывод: гора родила мышь. Режим утратил инициативу 4 декабря; движуха окончательно утратит её 4 февраля. После этого она станет ничьей, будет висеть в воздухе. Точка бифуркации, из которой возможны любые варианты, но все — уже «без них».

Предваряя вопросы: я буду голосовать за Путина. Просто привык в любой ситуации думать за обе стороны. Работа такая.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма