Что дальше

Ещё несколько дней — и будет ровно год тому посту про Постума, который мне стоил, пардон за каламбур, поста. Говорят, родная партия (в коей я и по сей день состою) наконец-то решила его кем-то занять. У партии снова будет штатный идеолог (пока даже не знаю, кто). Хотя, в принципе, год же как-то обходилась, даже вот выборы в Думу выиграла. И лидера своего вновь увидела на президентском посту.

Одна беда: шли люди вроде как в приличное место, а теперь ходят с клеймом «жуликов и воров», плачут и уже, кажется, сами себя списали. Единицы из сохранивших ещё хоть какой-то инстинкт «политического животного» барахтаются в информационном поле, но больше по инерции и как-то без драйва. Они понимают, что для прекрасного нового мира «слишком одиозен» не только Сурков, но и они сами: зачем вообще партия, если есть трудящиеся Уралвагонзавода и почтальоны «Почты России»? Которые-де выйдут, если чо, и покажут оборзевшим хипстерам кузькину мать. И ни у кого язык не повернётся в ответ дразниться «жуликами», когда вот она, плоть от плоти народа-богоносца.

Настоящий политик устроен по-другому, чем косящий под политика карьерный функционер. Политик понимает, что формальные должности и статусы — прах. Главная твоя должность — это твоё имя; остальное — временная приписка на визитке. Надо отдать должное Путину: он доказал, что должность «Путин» — круче, чем должность «президент». Вот всем бы так.

Тем не менее сейчас я мысленно с теми, кто всё-таки ещё остался в ЕР. Несмотря на улюлюкания обитателей «прекрасного нового мира». Собственно, сейчас и проверяется, кто человек, а кто тряпка и конъюнктурщик. Ничего, что вторых окажется большинство, это нормально. Везде так.

Другое дело, что ситуация, в которой мы все оказались после президентских выборов, требует не только мужества, но и мудрости.

Ещё осенью социология неумолимо фиксировала: все хотят перемен, но никто не хочет революций. В декабре важнее была первая половина этой фразы. В марте — вторая. Но формула работает только целиком. И поэтому сегодня нельзя быть «охранителем», даже если ты принадлежишь к структуре, которая ещё вчера называлась «партия власти». «Охранительная» часть работы закончена 4 марта. Дальше бороться с ацкими угрозами и злыми оранжистами — откровенная клоунада из серии «защитим родной фонтан». А в стране слишком многое идёт не так, чтобы сводить лоялизм к функции держиморды.

Победа Путина на президентских выборах обнулила не только «болотную», но и пропутинский агитпроп в том виде, в котором мы его знали. Теперь он действительно больше не нужен. А вот партия — нужна.

Потому что Путину через некоторое время действительно понадобится преемник. Такой, которому не страшно и не стыдно будет передавать власть. Смена поколений во власти уже началась, и она будет постепенно идти весь нынешний путинский срок. Без революций — за это, собственно, и голосовали. Но если она запоздает — даже у нашей горе-«революции» никогда не заржавеет догнать. И перегнать.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма