Кризис

Диспозиция сегодняшнего дня — пока не революционная, но очевидно кризисная. Доктрина «десяти спокойных лет», щедро сдобренная разнообразными «проектами развития», в переводе на язык политики означает «отойдите в сторонку и не мешайтесь, пока мы будем строить коммунизм». «Но вы, конечно, можете участвовать в дискуссии». Тусовка, в свою очередь, не хочет «участвовать в дискуссии», она этими дискуссиями наелась еще в эпоху форумов «стратегия-2020». Но ничего другого ей «режим» предложить не может, да и не собирается. Поэтому любые разговоры о проблемах «развития» воспринимаются как работа на «режимную» повестку, попытка увода от главной темы — политического кризиса.

Ситуацию осложняет то, что реальная механика кризиса — внутри самой конструкции «режима». Итог кампании 11-12 — разрыв между задачами, которые объективно стоят перед государством (задачи развития) и его политической и социальной опорой (базовый электорат ЕР и Путина, т.е. силы инерции). Решать задачи развития, имея в качестве опоры только силы инерции — квест не для слабых духом: как минимум, придется очень много врать и очень многих кидать.

Вызовы, стоящие перед тусовкой, в чем-то сродни режимным. Она только что получила было в руки политическую инициативу — и упустила ее исключительно из-за собственной организационной и идейной несостоятельности. Вожди «не тянут», актив начинает злиться, маяться бездельем и пускаться во все тяжкие по собственной воле; кругом разброд. Со стороны происходящее выглядит как игра в поддавки — те и другие поочередно делают новые глупости, пытаясь воспользоваться предыдущими промахами оппонентов.

А еще того гляди шарахнет экономический кризис, и лучезарные модернизаторы из новоназначенного правительства поневоле окажутся в роли аварийной команды, работающей в ситуации, когда шлюпок заведомо на всех не хватит. В этот момент им придется делать выбор между социально близкими (городским средним классом) и своей политической опорой (широкими пролетарскими массами). Д.А.Медведеву ничего другого не останется, кроме как ответить за свой базар про то, что «я не либерал, а консерватор». Для того, кто всю предыдущую политическую жизнь был избавлен от необходимости за что-либо отвечать, это может оказаться непосильным испытанием.

А с учетом того, что машина госагитпропа в настоящий момент полуразобрана на запчасти и не факт, что будет кому ее собирать обратно, затыкать дырки может оказаться нечем. В этой ситуации в арсенале останется только прямая полицейщина. Но это такой пистолет, в котором очень мало патронов.

Нет пока оснований говорить, что режим обречен. Но уже вполне можно констатировать, что у него очень большие проблемы.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.