Чему учить(ся)

Об этом мало говорят, но представительная демократия — довольно жесткий компетентностный фильтр. Те, кто избираются и те, кто избирает — везде далеко не один и тот же слой людей. Голосуют все, но на выборы выдвигаются исключительно профессионалы, исключения редки и, как правило, конъюнктурны.

Сегодняшняя тенденция к падению роли представительных органов и росту значения инструментов прямой демократии выдвигает повышенные требования не только к профессионалам, но уже и к избирателю. Разумеется, даже и сейчас не ко всякому, а главным образом к т.н. «лидерам мнений» — тем, на кого ориентируются их клиентелы, от небольших (друзья-родные) до гигантских в десятки тысяч.

Кто такие эти «ломы» в моем понимании? Это группа достаточно массовая (количественно она больше старой политэлиты), активная и кровно заинтересованная в механизмах конвертации своего влияния на клиентелы в ту или иную форму капитала. Собственно, они и есть новый субстрат, вытесняющий старый (проф.политэлиту). Их основная деятельность — производство репутаций (собственной, друг друга и внеположных тусовке); происходит это в многопередельном процессе — сначала коммуникации конвертируются в доверие, а потом из квантов доверия, как из кирпичиков, строятся уже сами репутации. А потом чуваки вываливают готовый продукт на прилавок, и дальше начинается мутная торговля про что сколько стоит.

Беда в том, что, как всякие крестьяне, все, что они умеют — лепить эти вот свои нехитрые поделки. Больше они, в массе своей, не знают ничего и ни про что. Среднестатистический депутат глуп, но среднестатистический блогер порогово глупее среднестатистического депутата. В этом смысле я категорически приветствую даже поездки блатных оппозиционных гоблиноводов во всякий разный Йель — там их, в конце концов, хоть чему-то научат.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма