Главная / Основной блог / 4 года спустя

4 года спустя

Летом 2008, проанализировав итоги обеих кампаний (думской и президентской), я всерьез настроился побороться за то, чтобы в следующем цикле, т.е.2011-12, именно наша «философская банда» стала мозговым центром кампании. Со стороны Кремля, конечно же.

Честно говоря, особых конкурентов-то и не было. Был разваливающийся ФЭП; была чеснаковско-костинская шарабан-балалайка агитпропа с приписанным к ней телеящиком, были в количестве выборные технологи — через одного манипуляторы и шарлатаны; были узкопрофильные социологи и вовсе бессмысленная олдскульная «политология» из юкосовских мурзилок, разделившихся потом на «сурковских» (прокремлевские) и «невзлинских»(антикремлевские) по принципу окошка кассы. Думать непосредственно головой в этом наборе было решительно некому.

А мы, типа, все такие молодые, крутые, мы сможем.

Была, правда, маленькая проблемка: Сурков. Он, понятное дело, считал себя умнее всех, а нас всех видел разве что в обозе пропагандистского фронта. Типа тоже разводилово, только не для совсем тупых (на то есть Эрнст с Добродеевым), а для тех, которые с претензией. «Стратегия-2020» и все такое: мели, Емеля, твоя неделя — кому как не ему знать, что «на самом деле» не бывает у нас никакой «стратегии», ибо все и вся живет одним днем.

Ну, мы-то не хотели умников разводить. Нам было большего подавай. И вообще, мы в некотором роде в идеологи шли, а не в разводчики. Молодые, повторяю, были. Глупые.

Самое смешное, что никаких содержательных отличий от т.н. «медведевских либералов» в моем тогдашнем взгляде на ситуацию вообще не было. Меня тоже бесила прошедшая кампания в стиле ура-давай-победа, я изощрялся в терминах — «футбольный патриотизм», «победимцы» и т.д., очень жестким опытом оказалось столкновение с репрессивной машиной по т.н.»новгородскому делу», поэтому отдельно проблемой стояли «силовики». Ну и бесконечно унылым и бесплодным выглядело официозное охранительство в духе тогдашнего ЦСКП.

А в приоритетах, соответственно, стояло: 1) несырьевая экономика 2) открытость страны 3) реальная многопартийность (весь 2007-й писал Суркову записки про «вторую партию»), 4) антикоррупция (и, шире, «избыточное государство»), 5) кадровое обновление власти. Короче, т.н. «медведевская повестка» как она есть.

Дьявол, как всегда, крылся в деталях.

Например, когда в том же 2008-м Тимакова ляпнула про «ликующую гопоту», я решил, что это какая-то ошибка — ну нельзя же до такой степени быть идиоткой? Моя логика была такая. Да, «изнутри Кремля» всем очевидно, что «Наших» делала совсем не ты — но ведь это только изнутри Кремля! Снаружи, да и изнутри самих «кремлевских молодежек», понятно только то, что их создавала «власть». Иными словами, двадцатилетних ребят позвали куда-то «из Кремля», они, будучи на тот момент политически tabula rasa, отозвались и пришли, им дали в руки флаги, велели махать, они честно махали, пока из того же Кремля их не обозвали «гопотой» и не отправили пинком под задницу. В фабуле этой истории вовсе не «гопота», а именно «Кремль» выглядит запредельным говном. Причем с легкой руки человека, чья должность звучит как «пресс-секретарь президента».

Впрочем, ее босс в этом отношении недалеко ушел. Помню его спич на встрече с теми же «нашистами» у нас в Александр-Хаусе про «суверенную демократию» — в том духе, что его на юрфаке этому не учили, и посему-де, что это такое, он не понимает. Да, кто б спорил, формула была не для «отлива в граните» — но ничего другого «на этом месте» в кремлевском арсенале как тогда не было, так и с тех пор не появилось. Собственно, первые подозрения по поводу меблировки его чердака стали закрадываться именно тогда.

Сказано это здесь к тому, что, оглядываясь назад, я вообще не вижу никаких содержательных расхождений между условными тогдашними «нами» и условными «ими». Вопрос стоял исключительно к уровню компетентности, профессиональным качествам имяреков. Дети-дебилы, которых по чьему-то недоразумению (Вашему, Владимир Владимирович, ага) допустили порулить — вот они и колют орехи большой государственной печатью.

Под конец, к 2011-му, он стоял совсем жестко. Я порой ощущал себя кем-то вроде вышибалы в ночном клубе для «золотой молодежи», построенном посреди спального района для бедных. Ночь, в клубе на весь квартал громыхает музыка, блатные посетители прямо на танцполе едят кислоту, блюют друг на друга, трахаются по углам и всячески веселятся, все это видно через панорамные стекла, а ты стоишь на входе трезвый, в форме и с резиновым демократизатором, объясняя собравшимся со всего квартала разбуженным музыкой пенсионерам, мамашам с детьми и отцам семейств, что у уважаемых людей тут важное мероприятие государственной значимости, так что потерпите немного и все такое. И ты знаешь, и они знают, что завтра все повторится, но ритуал есть ритуал.

А ведь лучше не стало. После рокировки-то.

Летом 2008-го я сидел в лесу в палатке и строил планы на ближайшие 4 года. Сейчас, летом 2012-го, снова наступил такой момент. Поэтому так актуальны сегодня эти воспоминания.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.