Главная / Основной блог / «За ту сторону». Послесловие к химкинским выборам.

«За ту сторону». Послесловие к химкинским выборам.

Факт в том, что градообразующего социума Химок не существует. Это как минимум 3, если не 4 города в одном. Старые Химки, Новые Химки, Подрезково, Сходня — очень разные по структуре населения.

Старые Химки — это типичный подмосковный городок с вполне самостоятельной идентичностью — три ВПК-шных завода (каждый из которых — вполне себе микросоциум), утопающие в зелени пятиэтажки, парки, набережная канала им.Москвы, а главное — люди, живущие там десятилетиями. Они хорошо знают друг друга, слухам, передаваемым бабушками друг другу в очереди в поликлинику, верят куда больше, чем всем СМИ вместе взятым. Они наиболее лояльны властям предержащим просто в силу куда большей «простроенности» низовой социальной структуры, складывавшейся десятилетиями. Однако это не тупая покорность, а именно сознательная, «традиционная» социальность — это люди с достоинством, самоуважением, и изрядной претензией к происходящему вокруг, усиленной ностальгией по славному прошлому советского наукограда, превратившегося в торгово-лимитческое царство. Но их процентов 35-40 от общего числа избирателей.

Новые Химки — это капиталистический «город контрастов». Там есть, пусть и немногочисленные, кварталы т.н.»элитной застройки» (хотя таковых куда больше в соседнем Куркино), но основную часть занимают новопостроенные многоэтажки с бюджетными квартирами, возникшие на пустырях буквально в последние 10-15 лет. Это средоточие зависти, обиды, раздражения. Тамошнее население достаточно молодое, работающее в основном в Москве, имеющее собственное авто, купившее по дешевке «почти московскую» квартиру и обнаружившее внезапно, что вокруг нет ничего — ни поликлиник, ни магазинов, ни школ. Они — неофиты, понаехавшие едва ли не со всей страны. Они разобщены, «рассержены», крайне невротизированы ежедневной ездой на работу и бытовой неустроенностью — по сути, это такие современные «ковбои» коммерческого фронтира. Их вполне можно было мобилизовать на антивластную движуху, т.к.социологически среднестатистический обитатель Новых Химок это эталонный «хомяк Навального» — но проблема в том, что при всем своем негативизме они предельно ленивы и инертны, чтоб не сказать антисоциальны. Сегодня большая часть из них на выборы просто не пришла. При том, что их тоже процентов 30-35 от общего числа.

Подрезково и Сходня — особый случай. Они приписаны к Химкам, но не осознают себя в полной мере ни химчанами (как СХ), ни «недомосквичами» (как НХ). Там соседствуют коттеджи постройки еще 90-х (чьи обитатели в основном и воевали против застройки Сходненской поймы), жители новопостроенных «комплексов бизнес-класса» (продающих удаленность от Москвы как своего рода опцию), они совсем далеко от МКАД и живут довольно замкнутой жизнью компактных выселок. Там куда большая социальная связность, чем даже в СХ (не говоря про НХ), но преобладают локальные проблемы, с прагматичной, предельно деполитизированной торговлей в режиме «вы нам детсад (парк, магазин, автобусный маршрут) — мы вам голоса». На самом деле — идеальный электорат для любой «партии власти».

Если ты оппозиционер и ведешь кампанию в Химках «против власти», то надо было планировать 3 очень разные кампании. В СХ — протестную низовую кампанию в стиле КПРФ 90-х — от двери к двери, «все развалили», «раньше было — а теперь стало» и т.п. В НХ — устраивать народный бунт в стиле Болотной-Сахарова на ее пике (с непременным «русмаршем» в составе колонн), но тут нужно было обострять — чтоб каждый день кто-нибудь куда-нибудь приковывался наручниками, кого-нибудь винтили в ментовку, в твиторах то и дело сыпались сообщения про беспредел и т.д., причем с четкой локализацией. Базовая движущая эмоция должна стать «совсем оборзели», а задача — спровоцировать по возможности мелкую местную власть на таковое «оборзение». Кроме того, там бы точно сработала идея присоединить Химки к Москве, как минимум к «Большой» — что, Химки меньше Москва, чем дачные поселки вдоль Калужского шоссе? Это позволило бы задействовать накопленный негатив по отношению к старым местным властям (Стрельченко), в реальной кампании пролетевший мимо Шахова, который был «на новенького». А в Подрезково и Сходне проще всего было обваливать явку, чтобы вообще никто не пришел — ни «за», ни «против», тут базовая эмоция должна быть «моя хата с краю». Этих звать на любые войны, выходящие за границы их локальных проблем, бессмысленно.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма