Минрегион

Назначение Слюняева главой Минрегиона — еще один пункт «методологического» разрыва с путинским способом управления Россией. В моем представлении (унаследованном, разумеется, от Глазычева) Минрег должен быть мозгом, генератором проектного, пространственного взгляда на страну — противопоставленного Минэку и Минфину с их «табличным» способом восприятия и проектирования. Геометрия, дополняющая арифметику, если угодно. В прикладном отношении это означает управление через карту, план, визуальный образ — «то, как это будет выглядеть». В широком диапазоне от «стратегий развития» до «правил землепользования и застройки», от генпланов и мастер-планов городов до профильных техрегламентов, от технологических стандартов до конкретных программ — энергосбережения, экологии, коммуникаций и т.д., зонирования территорий.

А еще одна 125-я контора по «расселению ветхого жилья» и раздаче люлей мелким местным начальникам — то, как Путин поставил задачу Слюняеву, да и сам знакомый по Костроме слюняевский стиль управления посредством регулярных десантных операций — в нашей системе нахрен не нужна. Расплодили, понимаешь, бюрократию.

Табличный подход, что в версии Минэка (вложим сюда, чтобы получить отдачу вот здесь), что в версии Минфина (побольше собирать, поменьше тратить) — сам по себе неплох и полезен, но в качестве не просто доминирующего, а, по сути, единственного он — безусловное зло. Минрег в его нынешнем виде — не более чем пятое колесо в той же самой телеге, едущей вслепую не пойми куда по электронному цифровому компасу. В результате получаются уродцы вроде «новой Москвы», когда интуитивное ощущение некомфортности существующей пространственной организации жизни (в первую очередь жизни самого чиновничества, вынужденного сутками стоять в московских пробках на своих служебных АМР между разбросанными по всему городу административными зданиями) выразилось в рефлекторный, нелепый «бросок на юго-запад». В данном случае, кстати, альтернатива лежала на поверхности — это превращение ВСЕЙ 30-километровой полосы вокруг МКАД в территорию, если угодно, «большой Москвы», с созданием субрегиональной, межсубъектовой системы управления этой «буферной зоной» между собственно Москвой и собственно Мособластью. Ясно же, что физически — на уровне коммуникаций, транспортных потоков, базовой инфраструктуры и т.д. это одно целое, хоть и разорванное юридически между двумя «субъектами федерации».

Короче говоря, еще один milestone, «межевой камень», еще одна развилка между «их» и «моей» (пока, увы, нет места, где можно бы сказать «нашей») «идеологиями».

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма