Главная / Основной блог / Суздальский сон

Суздальский сон

Всю американскую кампанию болел за Обаму. Но по итогам представилось вот такое. Разумеется, тут надо было бы писать сценарий по ролям, но пока вот саммари.

—-

15.10.2012. Совещание в подземном бункере под Белым Домом. В составе участников — Обама, Байден, Хиллари, Аксельрод, Сорос, Чертофф и пожилой колдун-кениец в традиционном одеянии, дальний родственник Обамы-отца.

Аксельрод сообщает, что ситуация в кампании неопределенная, республиканцы аккумулировали беспрецедентные деньги на выборы (1,2 млрд$ вместе с SPAC-ами), стратеги Ромни (Роув, Л.Маккарти) подготовили ударную кампанию последней недели в swing states, Джеб Буш опять «закрыл» Флориду, и все висит на волоске.

Принимается решение взывать к Силам. Будят храпящего в углу колдуна, и тот сообщает, что может наслать ураган на Восточное побережье, но при одном условии: нужна человеческая жертва, желательно белый младенец.

На терминале «Теночтитлан» секретным кодом запускают скрипт поиска «чертова рулетка». Аксельрод долго химичит с критериями, сокращая круг кандидатов, и в итоге выбор падает на русского ребенка, вывезенного «на усыновление» из Кировской области и содержащегося в соседнем подвале специально на этот случай. Пока идут за ребенком, участники совещания переодеваются. Колдун расставляет на столе артефакты и начинает ритуал.

+++

В России уже глубокая ночь. Не спит, как водится, только Путин в Кремле. На столе у него тревожно тренькает маленький золотой колокольчик, добытый в свое время советскими разведчиками в руинах дзенского монастыря на пепелище Хиросимы в августе 1945-го. Это сигнал о том, что на другом конце географии «началось».

Путин по прямому проводу собирает «малый совбез». Первым приходит отец Тихон, за ним подтягиваются остальные. Также входит Мэтт Ромни с Книгой Мормона, прижатой к груди. Одно кресло пустует. Путин смотрит на часы, потом еще раз, понимает, что дальше ждать уже нельзя. Отец Тихон достает чудотворную икону, ставит и зажигает свечи. Начинается молитва. Все молчат, на лбу Путина пот, Мэтт беззвучно шепчет что-то из молитвенника Джозефа Смита.

Дверь приоткрывается. Легкий сквозняк. Одна из свечей гаснет. Путин вздрагивает. Отец Тихон прекращает молитву и бессильно разводит руками, указывая на пустое кресло.

Тяжело дыша, в кабинет-часовню протискивается Сердюков — это он, опоздавший, открывал дверь.

Путин поворачивается к нему.

«Где ты был? Почему ты не услышал Сигнал?»
«…Я… был не дома…»
«Я понял».
Путин поворачивается к Бортникову. «Вы уже пробили ее по своей линии?»
«Да, Владимир Владимирович. Извините, не успел доложить».
«Кто она?»
«По базе ЦРУ ее оперативный псевдоним — Сэнди».
Мэтт Ромни молча сползает по стенке.
В углу каменным идолом стоит Шойгу.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма