Главная / Основной блог / К предыдущему

К предыдущему

Текст Виктора Осипова, написанный специально к первому заседанию кружка New Cave.

Живая и мертвая вода

Постановка проблемы

Смысл, который так все ищут – это отложенное счастье, т.е. цель. Смысл заставляет вставать по утрам и что-то делать. Смысл позволяет к чему-то стремиться, наполняя время жизни погоней за этим чем-то. Чем дальше смысл, чем более отложено осуществление счастья, тем эффективнее он исполняет свою функцию заполнения времени. Без смысла жить трудно, начинаются неврозы и депрессии, потому что просто не понятно, что делать, человек начинает зависать как испорченный компьютер. Конечно, бытовые вопросы, добывание пропитания и т.п. позволяют худо-бедно решить эту проблему. Однако некая неполнота такого решения немедленно начинает ощущаться по мере увеличения благосостояния (или снижения потребностей) и увеличения тем самым количества свободного времени, которое нужно как-то разместить. Свободное время – единственное достояние человека, но что с ним делать?
При этом сам такой подход, погоня за чем-то внешним (или даже внутренним), откладывание счастья «на потом», которое никогда не настает, жестко критикуется всеми без исключения духовными учителями, от Христа до Ошо. Они утверждают, что счастье может быть достигнуто только «здесь и сейчас», т.е. его вовсе не надо достигать. Отложенное счастье – это не счастье, а морковка перед мордой у осла. Любое достижение – это погоня, ведущая к различным типам страданий, как в случае получения, так и в случае неполучения желаемого. Особенно хорошо проехался на этой теме Будда, который вообще предложил остановить колесо сансары.

Итак, действовать без смысла невозможно, значит, нужно откладывать счастье и стремиться к его достижению, проявляя самые разные бойцовские качества. Тогда жизнь будет осмысленной, но человек неизбежно попадает в пучину страданий, которые он не только испытывает, но еще и причиняет. Жизнь становится очень серьезной, вызовом, схваткой, ареной для победителей и неудачников.

Что же дает возможность испытывать необходимое состояние (радость, блаженство, счастье) «здесь и сейчас»? Вслед за осмысленностью здесь необходимо ввести представление об осознанности – т.е. о возможности находиться на мета-позиции, в рефлексии, над схваткой, не отождествляясь с борющимися и страдающими. В этой позиции неплохо, но скучновато, не хватает «подлинности». Не хватает «настоящей жизни», которая уже описана выше как череда страданий.

Но как можно действовать в такой позиции? Это же просто позиция наблюдателя. Как самому наблюдателю обойтись без цели? Что же является действием в мета-позиции, тем, что называется в восточных традициях «действием, не создающим кармы»? Ответ — игра, которая соединяет вовлеченность в действие и отсутствие серьезной привязанности к цели действия. В игре процесс важнее результата. Именно в игре можно получать радость от «здесь и сейчас», являясь одновременно и зрителем (наблюдателем) и участником-героем.

Следующим шагом можно совершить восходящее переключение и относиться как к игре к любым «настоящим» жизненным действиям, направленным на достижение любых целей. И покраска забора может стать «танцем». Цель как бы нужна, без нее не понятно, что делать, но она носит условный, игровой характер. Все дело в переживании «здесь и сейчас» по ходу. Именно в чем-то таком видят рецепт счастья создатели американской позитивной психологии, типа Михая Чиксентмихайи с его книгой «Поток».

Легко сказать. Здесь поджидает две противоположные опасности. Одна – заиграться, снова принять игру за реальность и начать испытывать подлинные страдания. Привычка тянет вниз, к подлинным переживаниям. Что за радость без контраста со страданием?

К этому ведут и законы драматургии, придуманные Аристотелем. Жизнь как игра становится спектаклем, но что это за спектакль? Каждый, писавший художественные тексты, знает, что герой должен переживать тяжелые испытания, проходить через сложные перипетии сюжета. Герой должен меняться, в страданиях обретая новые качества, что и является смыслом.

Энергия смысла – это энергия Мертвой Воды. Воплощенный в цели смысл тянет к себе, заставляет двигаться. На этом пути неизбежны страдания и страсти, т.е. «подлинная жизнь». Но есть и еще один аспект, Смысл дает определенность, заставляет стремиться к законченности, т.е к смерти. Принятый всей душой смысл – это уже почти смерть, если смотреть с мета-позиции.

Вторая опасность – взлететь, спасаясь от страданий, и оказаться в пустоте, где сколько угодно направлений, но нет возможности выбрать, куда лететь и нет поэтому возможности лететь. Любое направление равно хорошо и равно плохо в мета-позиции, обеспечивающей игровой характер происходящего.

Энергия игры и юмора – энергия Живой Воды, энергия бесконечной потенциальности и свободы, оборачивающаяся при своем переизбытке пустотой и «утратой ориентиров».

Конфликт энергий Живой и Мертвой воды внутри человека превращается в историю постоянной шизофренической борьбы между свободой и счастьем, между определенностью смысла, от которой попахивает смертью, и неопределенностью игры, от которой попахивает пустотой.

Как будто между пропастями пустоты и боли натянут канат, по которому нужно идти, все время удерживая равновесие, находя точные дозы Живой воды и Мертвой воды. Это еще можно уподобить полету, требующему и легкости и прочности.

Для полета нужно взлететь, и для этого нужно оторваться от земли, нужна Живая вода. Но, чтобы лететь куда-то, нужна Мертвая вода, задающая прочность структуры и определенность направления.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма