Главная / Основной блог / Заметки с Экспертного совета

Заметки с Экспертного совета

Я так ничего и не рассказал про наш экспертный совет в правительстве Мособласти. Исправляюсь.

Состав собрался весьма представительный. Была С.Журова от Госдумы, С.Разворотнева от ОПРФ, профильные министры Мособласти, главы городов, представители жилинспекции, управляющих компаний, ресурсники, федеральные и областные эксперты по теме ЖКХ.

Ожидали участия и.о.губернатора Андрея Воробьева, однако он, к сожалению, не успел вернуться из Зарайска, (хотя все материалы Совета ему, разумеется, переданы), так что ждем его на одном из следующих круглых столов.

Несколько впечатлений. Вести мероприятие поначалу было непросто — формат предполагал скорее «круглый стол», чем ведомственное совещание, однако не все к этому были готовы. Обстоятельный разговор начался ближе ко второй половине, когда даже зам.главы жилинспекции взвилась с места со своим «не могу молчать!» Вообще, чиновникам иногда полезно почувствовать себя не только винтиками механизма, но и экспертами, способными вслух рассуждать про работу системы в целом.

Очень небыстро до всех доходит, что тема ЖКХ — сегодня тема куда более политическая, чем хозяйственная — а значит, система обратной связи и коммуникации с людьми не менее, если не более важна, чем система труб и котельных. Политическая проблема №1 для Мособласти (что подтверждает апрельская социология по региону) — высокий, даже по сравнению со столичным (иногда в 1,5 — 2 раза выше) уровень платежей за жилищно-коммунальные услуги. Можно давать сколько угодно «технических» объяснений происходящему, но от лиц, принимающих решения, ждут не объяснений, а действий.

Почему Москва платит меньше? За это москвичи должны сказать спасибо Ю.М.Лужкову с В.П.Шанцевым, которые на уровне политического решения отстраивали ЖКХ не как рыночную, а как социальную услугу. Отсюда и 80 млрд прямых дотаций на жилищную составляющую из горбюджета, и регулярные вложения в ремонт и модернизацию сетей, и полный мораторий на любую «вольницу» в этой сфере для структур власти низового уровня. Формула «Единство городского хозяйства» для Лужкова была паролем на уничтожение каких-либо реальных элементов местного самоуправления в Москве, и поэтому решения в коммунальной сфере принимались централизованно на уровне мэрии, в масштабах всего города. Это далеко не идеальный путь, к нему всегда было много вопросов — но результат налицо: система выстроена, контроль обеспечен, цены стабильно низкие, качество услуг в целом приемлемо.

Федеральный центр проявляет куда меньше определенности. Скажем, в путинском докладе на Госсовете одновременно звучал как тезис про «социально-ориентированную отрасль», так и призыв привлекать частных инвесторов. И не рынок, и не социальная госуслуга. Соответственно, и правительство, и регионы здесь ведут себя по принципу «кто в лес — кто по дрова».

В Подмосковье сфера ЖКХ при губернаторе Громове в основном оказалась отдана на откуп местным властям. Соответственно, от муниципалитета к муниципалитету ситуация отличается разительно. Там, где был деятельный глава и достаточный бюджет, наладили и сбор платежей, и инвестиции в ремонт сетей, и контроль управляющих компаний, и взаимоотношения с ресурсниками. Но таких примеров по области — раз-два и обчелся. В большинстве муниципалитетов ситуация другая: УК — это своего рода «резервная касса» муниципальных властей, долги ресурсникам регулярно растут, сети ветшают, а отношения в этой сфере становятся все более запутанными. Областная власть лишь определяет ставки тарифов в соответствии с законодательством, да латает наиболее крупные пробоины в местных бюджетах при возникновении критических ситуаций, работая как своего рода «коммунальный МЧС».

Строительный бум в регионе резко усугубил проблему, т.к. новые миллионы квадратных метров жилья сплошь и рядом вешались на существующее, и без того находящееся на последнем издыхании сетевое хозяйство. Сверхприбыли строительных компаний оборачивались сверхубытками для коммунальных служб, т.к. про плановый ремонт и обновление хозяйства пришлось забыть, перейдя повсеместно к «аварийному» принципу — прорвало-латаем; что заведомо дороже.

На этом фоне разговор на нашем экспертном совете не мог не вылиться в предъявление взаимных претензий — от объединений жителей к управляющим компаниям, от тех — к ресурсникам, ресурсников — друг к другу, энергетикам, газовикам и власти, властям же оставалось жаловаться на дефицит средств, отсутствие грамотности и дисциплины у населения, а также бесконечные дыры в федеральном законодательстве и непродуманные решения федерального же правительства. «364-е постановление» звучало в обсуждениях столь же часто, сколь на обсуждениях по МСУ — 131-й закон, на обсуждениях системы госзакупок — 94-й, а в дискуссиях по социальной сфере — 122-й. Вся эта державная нумерология мало что значит для непосвященных, но для людей «в теме» она выступает основным аргументом в вопросе о том, «почему все так». Складывается впечатление, что искусство управления на низовом уровне в наши дни сводится к тому, чтобы научиться обходить эти «номерные столбы», не привлекая внимания прокуратуры.

Почему так трудно оказывается «жить по правилам»? Вот, например, пределы роста тарифов на воду и тепло устанавливаются сверху и не могут превышать официально объявленного уровня инфляции. Однако их себестоимость — не более чем производная от цены на газ, которую в росте никто не ограничивает — «Газпром» у нас в стране давно «вещь в себе». В промежуточном положении энергетики, которые также зависят от цены на газ и при этом имеют ограничения на рост тарифов для населения — они выходят из положения, увеличивая разницу в ценах на электроэнергию для населения и для бизнеса, дотируя одно за счет другого (что, кроме всего прочего, имеет крайне негативные последствия для всей обрабатывающей промышленности).

Тепловики же и водоканальщики выходят из положения единственно возможным для них способом: сохраняя низкую базовую ставку, используют заведомо завышенные нормативы по потреблению, из них покрывая разницу. Например, при цене за кубометр воды 9,78 руб норматив потребления определяется в 384 литра на человека в сутки, что по факту в два-три раза меньше: в итоге выходим на искомые ~90 рублей в месяц. Установка счетчиков — благо для пользователей, которые тут же получают экономию в разы, но настоящая проблема для коммунальщиков, которые в этом случае оказываются планово убыточными.

——

По итогам нашего совета исходный список предложений в губернаторскую программу пополнился более чем вдвое. Со всей ясностью по главному вопросу: сколько бы ни стенали об ужасающем состоянии коммунального хозяйства, вкладывать деньги в него рано. До того, как начать тратить миллиарды на очередную «модернизацию» этой сферы, необходимо выстроить четкую и прозрачную для власти и для жителей схему финансовых и правовых отношений в ней. Прописать механизмы принятия и выполнения решений, ответственность сторон, определить собственников и выстроить четкую логику управления. Только тогда можно начинать вкладывать деньги. Иначе это будет очередное отапливание атмосферы. Только если раньше ее обогревали лишь калориями, в новой ситуации — напрямую деньгами.

Так что Путин вполне справедливо отправил министра Слюняева согласовывать и дорабатывать свою целевую программу по ЖКХ. То же можно сказать и про уровень региона: вначале — понятные правила и отношения, затем — деньги. И никак иначе.

Подробнее по теме: http://www.mosregioncenter.ru

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.