Главная / Основной блог / Еще одна вещь про Impact Investing

Еще одна вещь про Impact Investing

Авторы из рокфеллеровского фонда делают особый упор на кейсах из экстремально бедных стран — тропическая Африка, Бангладеш, Индокитай, экваториальная Америка etc. И это отсылает к вопросу о том, что такое та сегодняшняя «бедность».

Можно говорить о нетрудоспособной бедности — людях, которые по физическим причинам не могут работать и нуждаются в социальной помощи. Но здесь речь о совсем других людях — тех, кто работает не покладая рук, но с минимальным результатом, или тех, кто хочет и может работать, но т.н.»рынок труда» не дает ему никаких предложений. Такой «бедности» с каждым годом все больше даже в Европе и США, не говоря о прочих мировых регионах.
И эта бедность есть не что иное, как воспроизводство старых укладов, не находящих себе достойного места в новой структуре большого мирового хозяйства. Старые советские заводы (вроде Алексинского порохового, на котором я был этим летом) — в этом смысле примерно то же самое, что индивидуальные фермы в сельской местности в Африке. Продукт, который они производят, не находит себе сбыта по той цене, которая обеспечила бы этим людям сколь-нибудь пристойное существование — но они там живут, они делают то же, что делали их предки, и ничего другого они делать либо не могут, либо не хотят, либо им не предлагают.

Машина Impact Investing выполняет по отношению к ним ровно одну функцию: трансформирует их существующий уклад, адаптируя его к тем формам, которые может «съесть» мировой рынок. Именно это, в пределе, ее инженеры понимают под «девелопментом» — встраивание этих людей (иногда довольно большого их числа) в экономическую миросистему, на условиях, более приемлемых для них, чем сегодня.

Нельзя сказать, чтобы у них был выбор — встраиваться или нет. Хотят они или нет, они уже там — но поскольку встраивание прошло по «инерционному сценарию», им и досталось место у параши — а дальше лишь вопрос времени на осознание этого факта.

Иными словами, это фронтир продолжающейся экспансии миросистемы, ядром которой является глобальный финансовый капитал. И новый Ливингстоны и Стенли теперь выглядят вот так — как вчерашние радикальные леваки, нанятые Rockefeller Foundation для «решения проблем бедности».

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма