Главная / Основной блог / Он все-таки на свой манер был тонкий эстет, наш дедушка Лукич

Он все-таки на свой манер был тонкий эстет, наш дедушка Лукич

«Кто из нас умел во время расстаться со своим прошлым? Кто, скажите, кто, не боится упреков, не говорю — упреков женщины, упреков первого глупца? Кто из нас не поддавался желанию, то щегольнуть великодушием, то себялюбиво поиграть с другим преданным сердцем? Наконец, кто из нас в силах противиться мелкому самолюбию, мелким хорошим чувствам: сожалению и раскаянию? О, господа, человек, который расстается с женщиной, некогда любимой, в тот горький и великий миг, когда он невольно сознает, что его сердце не всё, не вполне проникнуто ею, этот человек, поверьте мне, лучше и глубже понимает святость любви, чем те малодушные люди, которые от скуки, от слабости, продолжают играть на полупорванных струнах своих вялых и чувствительных сердец. Мы все прозвали Андрея Колосова человеком необыкновенным. И если ясный простой взгляд на жизнь, если отсутствие всякой фразы в молодом человеке может называться вещью необыкновенной, Колосов заслужил данное ему имя. В известные лета быть естественным — значит быть необыкновенным».

Это цитата из тургеневского «Колосова», полностью приведенная Валентиновым в его мемуарах о Ленине, написанных уже в начале 50-х. Проницательный Валентинов замечает, что Ленин в свои 34 именно этим эталоном пользуется, когда описывает свое отношение к женщинам и к любви. Понятно, что это все рахметовщина, та самая культивируемая поколениями русских революционеров жесткость преодоления чисто человеческих слабостей. Но интересно, что Ленин все-таки приводит как образец описание Тургенева, а вовсе не столь любимого им Чернышевского.

http://www.ngebooks.com/book_7551_chapter_1_Vstrechi_s_Leninym.html

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.