Главная / Основной блог / Социальное / История / Исторические заметки

Исторические заметки

На протяжении последних 20 лет читал много всякого (украино-, русско- и англоязычного) про Бандеру, Коновальца, Мельника, Шухевича и историю ОУН-УПА. Понял примерно так.

Галичанский национализм в том виде, как он оформился после 1-й мировой и гражданской, был в первую очередь антипольским. Бандера-отец — Андрей Михайлович, униатский священник, был капелланом Украинской Галицкой Армии, сформированной из остатков «сичевых стрельцов» — национальных формирований в составе австро-венгерской армии, и разгромленной поляками в ходе наступления на территорию ЗУНР-ЗОУНР. Когда остатки УГА, оказавшиеся на востоке, перешли на сторону большевиков, капелланы были упразднены и война для него закончилась. А после поражения Советов в войне с Польшей большая часть Правобережной Украины оказалась под поляками, включая и бывшую до войны австро-венгерской Галицию.

Украинское националистическое подполье в 20-е и 30-е на польской территории вело довольно жесткую террористическую войну с польским государством: политические убийства, теракты, поджоги и т.д. Поляки отвечали тем же плюс политикой насильственной полонизации вновь захваченных земель. Когда возникла ОУН во главе с экс-полковником УГА Коновальцом (январь 1929), их структура (не знаю, в какой мере сознательно) оказалась почти точной копией той, которая была у русских революционеров в царский период: политический центр в эмиграции (до 1936 г — Женева, потом до 1940 — Рим, потом до 1945 — Берлин) и «боевое крыло» («краевые проводы») непосредственно на территории. При этом сам Коновалец, судя по всему, некоторое время пытался оформить ОУН как легальную политическую организацию и участвовать в польской политике; но «молодые волки» (включая в том числе и юного львовского студента-агротехника Бандеру) не дали ему этого сделать, т.к.считали любую такого рода легализацию «предательством нации».

Бандера того времени — в точности как Ленин в соответствующий период — выдвинулся поначалу как пропагандист и организатор системы распространения пропагандистской печати. Правда, если Ленину во времена главредства в «Искре» было уже в районе 30, то Бандера-пропагандист и организатор «выстрелил» уже в двадцатник. Отдел пропаганды галицийского краевого провода он возглавил в 22, а сам провод (по-нашему это «исполком») — в 24. Правда, к тому моменту он уже прошел обучение в разведшколе в Данциге.

Собственно, само то, что кадровый костяк УВО (Украинская Войсковая Организация), а потом и созданной на ее основе ОУН составили ветераны армейских подразделений, воевавших в 1МВ на стороне держав Оси, предопределило изначальную «немецкую ориентацию» западноукраинского националистического движения. Учредительный конгресс ОУН проходил в Вене, значительная часть той самой пропагандистской литературы печаталась в Берлине и Мюнхене; и уже в «веймарские» времена немцы (как и австрийцы) начали помаленьку накачивать разного рода ресурсами западноукраинский национализм: «варили поганки» для Польши. С приходом Гитлера и особенно с формированием новой оси Берлин-Рим эта деятельность усилилась кратно.

Хотя основной вектор деятельности ОУН был антипольским, тем не менее сразу проявляется и второй — антикоммунистический. И понятно почему: Советам удалось инкорпорировать в себя значительную часть украинского националистического движения, включая такие фигуры, как его «патриарх» М.Грушевский. Проводимая в Советской Украине политика «украинизации» не могла не действовать как пропагандистский фактор и на «полонизируемом» в то же время западе Украины; а потому ОУН и компартия прямо конкурировали за кадры, в т.ч. и националистические. В 1932-33 г. Бандера был одним из главных организаторов пропагандистской кампании по поводу голода на «советской» стороне — того, что позже назовут «голодомор».

По факту организации убийства министра внутренних дел Польши Б.Перацкого летом 1934 года Бандеру поймали, полтора года держали в тюрьме, судили и приговорили к повешению, но потом все же заменили приговор на пожизненное заключение. Потом над уже сидящим Бандерой был организован еще один процесс — во Львове, по поводу убийства профессора филологии И.Бабия. И вот на нем чуткий Бандера уже выступил не с антипольской, а с антибольшевистской программой, подробно объяснив, почему большевизм является врагом украинского национализма. Понятно, что полякам на тот момент (1936 год) это было в самую масть: как минимум, этим Бандера гарантировал себе, что в тюрьме его не убьют.

А спустя всего три года, в сентябре 1939-го, едва началась польско-германская война, персонал тюрьмы сбежал и Бандера вышел на свободу.

К тому моменту молодой агент НКВД Судоплатов уже убил в Роттердаме лидера ОУН Коновальца, и остро стоял вопрос о преемнике лидера. Номинально им числился Андрей Мельник, избранный на 2-м конгрессе ОУН в августе 39-го. Мельник, этот «Плеханов» ОУН — правая рука униатского митрополита Шептицкого, скорее «политик», чем «боевик», плюс давно и прочно повязанный с абвером. Собственно, именно по «немецкому» вопросу у Мельника с Бандерой вышел конфликт, приведший к расколу ОУН на ОУН(б) во главе с Бандерой и ОУН(м) во главе с Мельником. Мельник, которому Канарис даже обещал что-то вроде позиции «вождя всего украинского народа» после «освобождения Украины от большевиков», настаивал на координации действий с немцами. Радикал Бандера считал, что «в независимости Украины не заинтересован никто, кроме самих украинцев», говорил, что «немцев надо ставить перед фактом». Как бы там ни было, и те, и другие принялись создавать на присоединенных к СССР в 1939 г. землях Западной Украины подполье — на немецкие деньги. Бандера, как практик, преуспел в этом даже больше Мельника: батальоны «Роланд» и «Нахтигаль» — его рук дело.

Здесь надо сказать, что, натерпевшись всякого от поляков, западноукраинцы поначалу встретили советские войска чуть ли не с хлебом-солью. Но в течение двух предвоенных лет СССР сумел кардинально испортить себе репутацию — в первую очередь из-за гонений на униатскую и православную церкви. Поэтому летом и осенью 41-го с известной теплотой там встречали уже гитлеровцев (см.известное послание Гитлеру митр.Шептицкого).

Но Гитлер, в свою очередь, тоже сделал роковую ошибку. Дело в том, что для него тема «самостийной украинской государственности» была в лучшем случае антибольшевистским пропагандистским оружием, а Бандера — такая же марионетка, как и Мельник; реализовывать эту идею на практике он явно не собирался. И потому, когда ОУНовцы попытались в июле 1941-го провозгласить на «освобожденных от большевиков» территориях самостийно-украинское государство, Бандеру оперативно повязала спецгруппа СД, и он отправился сначала в полицейскую тюрьму, а затем и в Заксенхаузен. Где и просидел до 1944 года.

Более подробные описания и этого, и последующих этапов присутствуют в куче мест в сети, не хочу отбивать хлеб у профессиональных борцов с/за историческую справедливость. Для меня важно вот что.

Во-первых, и «регулярные» бандеровцы, и иррегулярные украинские националисты убили куда больше поляков и евреев, чем русских/советских людей. С немцами у них отношения были сложные и запутанные — они то воевали, то дружили, то их бросали на грязные дела, то покупали тем или иным способом. По-настоящему развернуться как самостоятельной силе Гитлер им позволил только в 1944 году, когда это уже не играло никакой роли — все вместе попали под каток «непобедимой и легендарной»; ту же дивизию «Галичина» советские войска уничтожили практически полностью в первом же бою. Более того: сама идеология тогдашнего украинского национализма — в первую очередь антипольская, во вторую — антиеврейская и только в третью антисоветская/антирусская. Да, под конец противник остался только один — СССР, и именно СССР уничтожил не только организованные формирования бандеровцев, но и «точечно» ликвидировал большинство значимых лидеров движения, начиная от Коновальца и заканчивая самим Бандерой. Большая часть выживших участников ОУНовских формирования отправилась в ГУЛАГ. Но тем не менее, если брать по числу убитых самими украинскими националистами, то поляки держат твердое лидерство — тем характернее фигура Сикорского в качестве одного из «старших братьев» для вождей нынешнего майдана.

Во-вторых, история самого Бандеры — это трагедия марионетки, пытавшейся бороться за самостоятельность со своими кукловодами. При всей своей образованности (а Бандера был крайне начитанным и разносторонним человеком) он так и не дошел до понимания, что сами по себе «национальные движения» формата ОУН — это такой «коробочный продукт», своего рода «гуманитарная технология», сравнительно легко контролируемая извне. Великие империи XIX в баловались этим взапуски, плодя тут и там одно за другим «национально-освободительные движения» на территории других империй: наверное, греческое восстание открыло этот «ящик Пандоры», который, как мы видим, не закрывается и до сего дня.

В-третьих, что касается обеления/демонизации галичанского, да и в целом украинского национализма. Еще бухгалтер-публицист Семен Петлюра, будучи в послевоенном Париже, пытался всеми способами откреститься от еврейских погромов, творившихся войсками УНР. То же и по поводу Бандеры, который вообще просидел большую часть активной жизни либо в тюрьме, либо на конспиративных квартирах, либо в эмиграции, пока вдохновленные им хлопцы вспарывали животы у польских женщин и убивали младенцев. Увы, тут есть закономерность, верная для всех такого рода национализмов: то, что начинается как упражнения гуманитариев по поводу истории, самостоятельности, народного духа и исторической миссии, с высокой вероятностью сначала перерастает в политический террор, а потом заканчивается как грабеж, погром, резня и геноцид. Издержки редукции; ничего личного. И работает везде одинаково, будь ты хоть русский, хоть украинец, хоть немец, хоть турок… хоть киргиз в Оше или хуту в Руанде.

Так называемый «русский национализм» в этом смысле — совершенно та же «бандеровщина». И не случайно в сегодняшнем «Правом секторе» так много не просто «русскоязычного», а именно что «русского» по самосознанию фанатья в жанре «за белую расу» и т.п. «европейские ценности».

Спутник и погром, именно что.

————-

С сегодняшнего дня отказываюсь от понятия «территория бывшего Советского Союза». Вместо него буду употреблять теперь — «территория будущего Советского Союза». Страны мира и дружбы между народами.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.