Главная / Основной блог / Интуитивно все понимают, о чем речь, но ни одна из сторон не решается сказать прямо

Интуитивно все понимают, о чем речь, но ни одна из сторон не решается сказать прямо

Государство Украина, возникшее в 1991 году — это совсем не то «украинское национальное государство», о котором говорил Степан Бандера. Это украинорусское государственное образование, основной смысл существования которого предельно точно сформулировал Леонид Кучма (что и подметил некогда Константин Крылов): «Нероссия». А нужна эта «нероссия» (как, между прочим, и собственно Россия в формате Конституции-1993) только за одним — чтобы никогда-никогда, ни за что, ни в какой форме, не восстал из пепла поверженный колосс СССР. Украина — гарант этого невозвращения.

Именно это имеет в виду наша оппозиция, скандирующая в центре Москвы лозунги Майдана. Это же имеют в виду и Меркель, и Коломойский, и Мустафа Джемилев, и украинский посол в ООН Юрий Сергеев(!), и угрюмо молчащие Лукашенко и Назарбаев, и все русскоязычные украинофилы по обе стороны границы, и Яценюк в своей испуганной реплике про вторую геополитическую катастрофу. Именно это имела в виду Саманта Пауэр в своей знаменитой истерике — «не забывайте — вы проиграли!»

Ленинопад был страшной ошибкой борцов — не надо было трогать дух мертвого исполина. Он и сейчас сильнее, чем они все, вместе взятые. Живее всех живых. What is dead can never die.

Присоединили не Крым. Присоединили всю Украину целиком, вместе с Галицией — то есть украинскую гражданскую войну, сделав ее своей внутренней гражданской войной — за пересмотр итогов событий 1991-94. И, в конечном счете, выбор стороны у каждого предопределен отношением именно к тем событиям.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма