Главная / Основной блог / «Удалил из записной книжки»

«Удалил из записной книжки»

Есть такая классическая работа психолога Михая Чиксентмихайи — «Поток» (The Flow). Он там подробно разбирает «состояние потока» как искомое и максимально желанное для человека — быть в потоке, участвовать в неком большом общем деле. Сейчас виден механизм, как это работает: люди, попадающие в поток той или иной пропагандистской системы, стремительно утрачивают способность разговаривать даже с ближайшими друзьями, более того, готовы убивать тех, кто во «вражеском» потоке.

Не зря Анна Федорова сейчас колесит по румынским вампирским местам — к тому, что происходит, ключ именно там. Сейчас скажу жуткую по нынешним меркам крамолу, но даже одесские убийцы — не более чем зомби, то есть люди, беззащитные перед мощью увлекающего их потока. Это такая штука, которая в большинстве случаев сильнее индивидуального сознания, его внутренних резервов сопротивляться, критически оценивать ситуацию, думать и делать выводы.

Проблема в том, что критическое мышление опирается все же на доступные восприятию факты, без них оно в пустоте. А генератору потока для исправной работы достаточно лишь простой, рамочной картины мира и далее непрерывного конвейера фактов, ложащихся в эту картину и укрепляющих ее, делающих прочной и в конечном счете провоцирующей на действие: бей-убивай.

Еще раз: отдельный, индивидуальный человек, какой бы интеллектуальной и психической мощью он ни обладал, в целом беззащитен против энергетики потока. Единственный способ соскочить — найти противоположный. Еще можно долго пассивно дрыгать лапками и пытаться устоять на месте — пытался ли кто-нибудь удержаться на ногах посреди достаточно широкой горной реки? Опыт плавания в ледяной Катуни говорит — без шансов.

Мне чуть легче, просто из-за изрядного опыта работы внутри разнообразных пропагандистских машин. Это дает кое-какую толстокожесть. Но я не питаю иллюзий: в целом сохранить в порядке хотя бы свой собственный мозг — уже требует усилий, и все больших. Я регулярно читаю пропаганду — российскую, украинскую, западную, исламистскую, стремясь по возможности удерживать в голове те самые рамочные схемы, на которых работают все эти машины. Видеть схему — это уже хоть какая-то дистанция. Ну и правило гигиены — не дать зазомбировать себя самому.

Да, и те, кто гибнет, и те, кто убивают — во-первых, люди, во-вторых — жертвы. В-третьих, что самое неприятное (особенно применительно к убийцам) жертвы добровольные, с радостью и наслаждением отдающиеся потоку, который приносит в их суетную и депрессивную жизнь хоть какую-то определенность. Но еще вопрос, можно ли говорить в этом случае о свободе воли и осознанном выборе, если человека попросту не готовили, не учили, как обращаться с информационными вирусами? Мне кажется, только философия, и то не любая, наделяет человека некоторым иммунитетом.

Ну и любовь, да. К ближнему своему. Даже если он «самарянин». Или, страшно сказать, свидомый украинец. И даже если он сам в этот момент уже давно захвачен потоком, и его цель ближайших пяти секунд — убить тебя, потому что в его потоковой картине мира ты — уже давно нелюдь и враг.

Но это лирика, а работа с потоками — вопрос куда больше технологии. В данном случае, если угодно — технологии экзорцизма, причем коллективного. И повелел сидящим в нем бесам войти в стадо свиней, и стадо бросилось со скалы в море. Но где ж взять столько веры и любви, чтоб такое творить?

Куда проще — и удобнее — влиться в поток.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма