Жаворонок

В порядке музыкального самообразования осваиваю помаленьку Top 300 Classic FM Chart, лист наиболее популярных у британских слушателей произведений классической музыки, откомментированный экспертами станции в сборнике The Classic FM Concise Hall Of Fame. По одному произведению за раз, когда есть такая возможность.

И вот сегодня слушал одно из самых популярных в их эфире произведений очень-очень британского композитора Рейфа Вильямса «Взлетающий жаворонок» — пьеса для скрипки с фортепиано (или, в более поздней версии, с оркестром), вдохновленная вот этими стихами Джорджа Мередита. Пьеса написана в 1914 году, но исполнена впервые только в 1921-м, по понятным причинам — война, не до жаворонков.

Собственно, это я к чему. Прочитав британскую аннотацию, полез искать в русскоязычном интернете, есть ли какие-то интересные исполнения «жаворонка» в наших палестинах. Первое же, что выдал мне яндекс — двухлетней давности отчет днепропетровской блогерши с концерта киевского ансамбля «Quinta» в местном КЗ им.Горького.

«В концерте участвовала пианистка Екатерина Куликова. Она аккомпанировала и сольно одну вещь исполнила. Начинала она учиться в Евпатории — сейчас победитель многих международных конкурсов. Приятно было узнать, что в таком небольшом городе может развиваться талант — дает надежду, что есть будущее у страны».

И поскольку в ушах у меня еще звенела британская версия исполнения 1940-х годов, во время войны, подумал я вот о чем.

Что, в сущности, русский «Жаворонок» Мередита — это «Девушка пела в церковном хоре» Блока. Та же отраженная в словах (а у Вильямса — в музыке) эмоция чистого голоса, ожидания чего-то нового, светлого, небывалого — а назавтра вместо одинокого голоса загрохотали пушки Первой Мировой.

Скрипичное исполнение очень сложное — на пределах верхних регистров инструмента звук должен затихать, звучать на пределе слышимости, передавая ощущение от трелей утреннего жаворонка, уносящегося все дальше в высоту. Но в оркестровой версии звучит впечатляюще — такое торжествующее и в то же время лиричное музыкальное «селфи».

Совсем особое ощущение — взять стихотворение Мередита и читать его про себя параллельно с прослушиванием, так, чтобы текста хватило как раз на 15 минут звучания пьесы.

…The song seraphically free
Of taint of personality,
So pure that it salutes the suns
The voice of one for millions,
In whom the millions rejoice
For giving their one spirit voice…

Учитывая, что в пятницу предстоит философский клуб на тему об оружии, приуроченный к столетию известного эрновского текста «От Канта к Круппу», думаю об этом жаворонке в том смысле, что его звучание, при всей своей торжествующей нежности — на самом деле острый сигнал тревоги. Для тех, кто понимает.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.