Главная / Основной блог / «Путинский человек» от Ивана Давыдова

«Путинский человек» от Ивана Давыдова

Решил слегонца просветиться свежим антирежимным агитпропом, благо за последнее время вышло несколько примечательных текстов, от совсем прямолинейных до вполне изощренных.

Особенно, в кои-то веки, порадовал Иван Давыдов своей реконструкцией «путинского человека», живущего в «нигде и всегда» и созерцающего оттуда агональную драму схватки своей Власти с трансцедентным Врагом. Цель этого шоу, как я понял логику Ивана, как раз в том и состоит, чтобы отбить у зрителя какое-либо желание в оной борьбе участвовать на любой из сторон, и навеки превратить его в завороженного, оцепеневшего наблюдателя. Не очень понятно из текста, чем же так страшен оказывается режиму обыватель, смахнувший одурь грез и решивший-таки «действовать» (как минимум — вывалиться обратно в реальную Россию из этого своего «нигде и всегда»), но, видимо, есть какая-то военная тайна, которую от него и скрывают гипнокартинками. И Давыдов, злодей, ея также не выдает, ни полунамеком.

Из-за этого, как водится, непонятен становится адресат давыдовского текста: вряд ли это сам «путинский человек», который, прочтя его, испытает просветление и навсегда откажется от «киселева» в пользу какого-нибудь неполживого СМИ. Если же адресат — «свои», то опять же непонятен технологический смысл сделанного открытия: ну ок, режим растит не зомби, а овощей, но где же на такой изобильный огород найти столько «весёлых фермеров»? В чем сила, брат?

Тем не менее, мне про «путинского человека» читать было интересно. Более того: я и сам неоднократно ловил себя на ощущении, что лучше всего в нынешней ситуации вообще ничего никогда не делать, потому что любое действие, прорежимное ли, контра ли — все одно усложняет картину, а Субъекту нужна ясность и простота, иначе у него начнется перегрев процессоров.

Ну и уж само собой извечная трагедия «инициативников», они же «государевы люди»: пока ты у каких-нибудь «литвинов» отбиваешь какой-нибудь очередной Полоцк, кладя живот за отечество, некие опричники в тылу уже строчат дело о том, что ты польский шпион, делая это с единственной целью — захапать твою квартирку и трахнуть твою бабу. «Ничего личного». А государь к этому моменту уже вообще никому не верит и везде видит измену, так что твои прямые к нему обиды и челобитные лишь распаляют в нем подозрения и ускоряют окончательное решение твоего вопроса. В этом отношении за пять веков тут мало что изменилось.

Одно только понимание устройства этой машинки рубит на корню всякие формы «деятельного лоялизма» не хуже десятка Киселевых. Простая логика самосохранения диктует единственно возможную форму проявления лояльности: «сиди и смотри». Желательно — молча. Иногда можно издавать звуки одобрения, но лучше это делать по команде и вместе со всеми; а тех, кто хлопает слишком громко, контора берет на карандаш как подозрительных.

Но есть одна интересная особенность у апостолов антирежимного агитпропа. Когда режим, как сейчас, работает на демобилизацию своего лояльного актива, они издают лишь вялое брюзжание пополам со смехуечками — ну примерно как сейчас Давыдов. Когда на них бросаются с дрекольем горе-охранители из «инициативников» — они довольно быстро просекают, что это всего лишь неумелый zerg rush без команды «сверху» и лениво отпинывают бедолаг. Но как только Кремль вдруг и в самом деле принимается кого-то мобилизовывать, с пятого на десятое — вот тут они срываются на визг. Потому что все, трындец, катастрофа.

Недаром из всех продуктов кремлевского шаманства настоящую, концентрированную ненависть — не презрение, не насмешки, не нытье, а именно животную ненависть — вызывали и вызывают у них до сих пор нашисты. Хотя, казалось бы, сейчас-то уже што. Но нет; только тронь — тут оно и вылезает.

И здесь ответ на вопрос, почему их тексты сейчас настолько беззубые. Потому что по самому большому счету то, что сейчас происходит и то, что сейчас делает Режим, их устраивает. Во всяком случае, это ровно то, чего они от него ждали и к чему были полностью готовы.

Эту игру мы уже видели много раз. Сайт «Мамба». «Режим умеренной кровавости познакомится с молодыми симпатичными борцами для постоянных отношений. В/о, без в/п.»

Динамическое, можно сказать, равновесие.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма