Главная / Основной блог / Реплика Максима Шевченко на мой пассаж про гекатонхейров

Реплика Максима Шевченко на мой пассаж про гекатонхейров

Возмущенная реплика Максима Шевченко на мой пассаж про гекатонхейров: «что, Лёша, получается, всё ради баб?» Понимаю и разделяю его негодование. Но дело не в женщинах: их критерии поиска — не более чем деталька зоологической машины выбора и отбраковки генетического материала для дальнейшей экспансии вида, которая уже на социальном уровне проецируется в логику формирования элиты (сам термин, напомню, изначально тоже из биологии).

Пока развивать мышление будут исключительно задроты и неудачники, а не перспективные самцы с психологией победителя, само мышление будет носить печать биологической ущербности. Понятно, что эта проблема завязана на ресурсы — насколько твои индивидуальные качества (в данном случае — мышление) позволяют тебе быть успешным «добытчиком»; в терминах сегодняшней реальности — «покажи свои деньги».

Но деньги сами по себе — не ресурс (кредитка — вряд ли помощник на необитаемом острове), а «означающее» ресурса, виртуальный посредник или ключ для доступа к благам уже в собственном смысле. Однако посредник почти всемогущий: можно до посинения рубить в лесу топором дрова (и быть в этом мастером), а можно поднять денег и купить коттедж с современной системой отопления, и так во всём.

Впрочем, это в мирное время. В военное эту функцию посредника-ключа с куда большим успехом выполняет автомат Калашникова. А, скажем, в перераспределительных режимах типа нашего — прокурорская ксива.

Только надо избавиться от иллюзии, что обменные системы — это типа «честно» (мол, люди сами и добровольно меняют одно на другое на рынке), а перераспределительные — нет. Уже из Рикардо ясно, что прибыль у предпринимателя возникает из scarcity, т.е.дефицита (пусть сколь угодно искусственного). В этом смысле предпринимательство — это такая разновидность боевого искусства, где логика боя не в том, чтобы находить слабые места в обороне противника, а в том, чтобы находить слабости других людей в виде незакрытых потребностей, и научиться эти их слабости им продавать.

То, что любая потребность (она же «спрос») является вашей слабостью, думаю, очевидно — чем меньше человеку нужно, тем менее он уязвим для соблазнов рынка. Базовые биологические потребности довольно скромны — воздух, немного воды, немного калорий, место для сна и, при наличии всего упомянутого — женщина на ночь. Но на этот первичный фундамент цивилизация навертела целый многоэтажный дворец разнообразных желаний, одно изощреннее другого. И множащиеся нереализованные вожделения всей нашей многомиллиардной орды — и есть та питательная среда, на которой создаются состояния. Сегодня искусство движется уже в сторону создания новых потребностей, управления и направления существующих. Ты не ищешь «нишу» на рынке — ты сам создаешь фреймы спроса под свой будущий продукт, параллельно с созданием самого продукта. И всё это уже предельно технологизированный процесс.

Понятно, что чем больше роль «немонетарных» средств перераспределения (будь то автомат, утюг, прокурорская ксива или даже просто налог), тем слабее работают именно «рыночные» механизмы отъема и присвоения ресурсов у себе подобных. В этом смысле адепты либерального рынка знают, что говорят: хотите «экономического роста» — защитите «права собственника» (то есть сведите к минимуму, а в пределе — к нулю роль нерыночного перераспределения). Но где-то на подкорке «наши люди» понимают, какой человеческий тип тогда станет господствующим, и инстинктивно шарахаются от этой версии будущего, даже, страшно сказать, в ущерб «экономическому росту». В этом, если вкратце, и состоит суть противоречий между «либералами» и «охранителями».

Мой подход — «если ты такой богатый, покажи свои мозги» основывается на гипотезе о том, что рано или поздно возникнет «посредник второго порядка», надсистема-2, по отношению к которой надисистема-1 будет выполнять ту же роль, которую сегодня сами деньги как посредник выполняют по отношению к всем видам первичных ресурсов. И этот посредник будет еще более абстрактным и «отчужденным», чем деньги. В философских категориях — если деньги это «метапозиция» к ресурсам, то посредник-2 — это «метапозиция» к деньгам. И, конечно, это будет абстракция, порожденная разумом.

Вот. А бабы не при чем, Макс.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма