Главная / Основной блог / Продолжение «Волка с Уолл-Стрит»

Продолжение «Волка с Уолл-Стрит»

В продолжении «Волка с Уолл-Стрит», при всей общей унылости повествования, есть одна интересная линия. Это рефлексия главного героя по поводу жизненных стратегий первых и вторых жён, когда от него уходит вторая жена. Здесь есть много важного к теме «Роль женщины в развитии лидерских качеств у мужчин».

Поясню, почему меня так интересует эта тема. В последние полтора года я довольно подробно анали­зировал существующие программы подготовки предпринимателей — и в период работы в РЦСМП и позже. Понял, что основная проблема, с которой сталкивается большинство существующих программ — это необходимость не только развивать в людях определённые навыки и давать знания, но и заниматься их так называемым «личностным ростом».
Дело это мутное, с обилием шаманства и танцев с бубнами. При этом крайне важны нюансы: скажем, замени «личностный рост» на «личную эффективность» — и получишь тренинг для менеджеров на зарплате, где в топе эталонов будут не владельцы бизнесов, а киборги-самоучки a-ля недавно поминавшийся тут Брагинский.

Но и «личностный рост» это чёрт знает что. Какая-то, прости Господи, йога пополам с аутотренингом ёжика перед зеркалом. Главное, чего нужно добиваться (и чего добиться оказывается сложнее всего — это сущностных изме­нений на уровне базовой структуры личности, или, говоря более понятным советским людям языком, «воспитать нового человека».

Отдельный теоретический вопрос — возможно ли это в принципе; но эмпирически -да, возможно, и ещё как. Ну, как минимум, этим на протяжении тысячелетий активно пытаются заниматься со своими мужиками товарищи женщины. И действительно — у одних, которые вроде и добрые, и хорошие, мужики почему-то спиваются. А у иной вроде бы конченной стервы с обаянием крокодила — безнадёжный провинциальный увалень, с единственной читаемой в глазах идеей «кому б присунуть», вдруг раз да и становится прези­дентом США.

Так вот, к теме первых и вторых жён. Ясно, что это две разных жизненных стратегии, выбор между которыми женщине при­ходится делать довольно рано. Первая — найти в толпе двадцатилетних сопливых оболтусов какого-нибудь одного перспективного, и потихоньку выращивать его в Большого Человека. Вторая -искать и выбирать среди тех, кто уже чего-то в жизни добился, и, найдя, отбивать его у той замарашки, которая выскочила за него ещё когда он был в состоянии «хоть бы кто-нибудь мне дал».

В деловом языке это как разница между «нор­мальным» бизнесом и рейдерством. Собственно, именно аналогия с рейдерством позволяет не залипать в моральные дилеммы: у «силовиков», если угодно, своя-особая мораль. Как и у каблукастых хищниц.

Я смотрю на это с цинично-мужской точки зрения: загрызёт ли тиранозавр диплодока, или тому удастся как-то отмахаться — это их внутреннее дело. Для меня важен не столько женский арсенал средств борьбы за мужчин, сколько арсенал их возможностей влиять на тот самый пресловутый «личностный рост» потенциальных лидеров, выяв­лять и раскрывать их самые сильные стороны, стимулировать и вдохновлять на всяческие подвиги и свершения. Но, боюсь, «силовая» составляющая — в любом случае необходимая деталь правильной дамской косметички, даже если дама — не «хищница» от природы.

Чтобы лучше в этом разобраться, рассмотрим подробнее вызовы и риски обеих стратегий.

Главная проблема «стратегии первой жены» состоит в том, что даже в 20 лет про мужчину еще чаще всего ничего не понятно. Он сам на гормональном пике, с завышенными амбициями и смехотворным опытом. Нужно обладать особым чутьем на людей, чтобы по слабым, чуть намечающимся признакам выделять будущих вождей; а где его возьмешь, это чутье, когда тебе самой 20 лет? Но даже, допустим, всё получилось — удалось такого найти, отцепить от мамкиной сиськи, самой стать мамкой на какое-то время, дать ему почувствовать себя мужчиной… и вот он уже заработал первые деньги, собрал первую команду, впервые пошел с партнерами в баню к проституткам… потом еще раз, еще… а потом в его жизни появилась какая-то фря из ночного клуба (или, наоборот, энергичная сотрудница из офиса), которая, во-первых, моложе, во-вторых, с самого начала находится на его уровне потребления и горизонте интересов (в отличие от жены, которая несколько лет прозябала с ним в бедности, пока он пытался кем-то стать). Ну и всё, привет. «Мы перестали понимать друг друга».

Собственно, именно эта история и описана у Волка с Уолл-Стрит в сюжете его ухода от первой жены к Герцогине. Причем там она допускает эталонную, классическую ошибку любой женщины — первой ставит вопрос «кого ты любишь — меня или её». Это буквально как в Го — кто первый атаковал, тот, скорее всего, и проиграет. При том, что на уровне интуиции Дениз почувствовала угрозу еще с самого первого знакомства мужа с Надин, но отреагировала целиком неправильно. Но это сюжет классический — я его в свое время еще подробно разбирал в «сказке» про Астинь, Эстер и Артаксеркса.

Риски «стратегии второй жены» также общеизвестны. Во-первых, сама жесткая процедура увода — поди еще конвертируй романтическое увлечение на стороне в мучительный жизненный выбор разрушить одну семью и создать другую. Как минимум, надо четко понимать, что это с самого начала и на всю жизнь (даже в случае полного успеха) игра на троих, особенно если уже есть дети. Во-вторых, и во взрослых-успешных можно ошибиться: сегодня он на подъеме, а завтра… эээ… повестка из прокуратуры (или бандитская пуля из-за угла). Или, что хуже всего, какая-нибудь наркомания или игровая зависимость. Успех, особенно в относительно раннем возрасте — то еще бремя, которое далеко не каждый и выдержит. В-третьих, совершив однажды процедуру побега из застенков института семьи, он запросто может войти во вкус и через какое-то время захотеть сиквела; а ваши апелляции к клятвам в верности будут выглядеть аутотроллингом: вы же сами вместе их не так давно и нарушали. И, наконец, в-четвертых: в какой-то момент он может «перерасти» и вас, точно так же, как перерос первую жену. Например, дорасти до уровня, когда ему нужна уже не бешеная мотивация к обогащению, а вкус, стиль и родословная для конвертации «быстрых» нуворишевских капиталов в «вечные ценности» (случай Абрамовича-Жуковой).

Опять-таки, с мужской точки зрения чувства чувствами, но в принятии решения трезвый анализ самый большой помощник. Вот эта конкретная женщина — усиливает тебя или ослабляет? Здесь и сейчас? А на перспективу? Под этим углом совершенно очевидно, что бывают ситуации, когда уходить от женщин, и особенно от жен, просто жизненно необходимо. Я уже поминал как-то знакомого иеромонаха, который 15 лет занимается реабилитацией алкоголиков и за это время сделал вывод, что практически все случаи действительно успешного излечения заканчиваются разводом. И пришел к выводу, что, вопреки учению Церкви о браке один раз на всю жизнь, это правильно. Но это правильно и в тех, например, случаях, когда ты — как предприниматель или карьерный чиновник — понимаешь, что, условно говоря, жена тебя тянет вниз, а вот любовница (уже существующая или потенциальная) может тебе дать новый импульс. Дети не должны быть аргументом: вырастут — поймут. Если, конечно, сумеешь объяснить. Но тут важно не обмануться актуальным увлечением, суметь разглядеть за ним то будущее, которое здесь и сейчас пока скрыто. Это одна из самых важных вещей, которая требуется от настоящего лидера — уметь разбираться в самом себе и в своем ближайшем окружении, оценивая то и другое максимально непредвзято. Ну и в общем случае или «при прочих равных», конечно, лучше всё-таки не дёргаться.

Возвращаясь обратно к «первой» и «второй» женским стратегиям: общее для них обеих — если хочешь вырастить из мужчины Большого Человека и при этом сохранить его для себя — надо уметь на каждом этапе его становления и роста быть для него партнером. Причем именно таким, в котором он нуждается сильнее всего. А это трудно, учитывая, что мужчина, проходя стадии роста, меняется радикально, иногда до неузнаваемости. И ему меняться легче, поскольку сама деятельность становится питательной средой его изменений, подпитывает его новые качества, вкусы и предпочтения. Будучи же в отрыве от его операционной среды (позиция «домашней жены»), даже просто уследить за этим процессом практически нереально. Но в любом случае надо уметь хорошо разбираться в самих этих стадиях роста, сопровождающих оные кризисах, отлавливать по косвенным признакам те изменения, которые в будущем могут стать роковыми либо для «отношений», либо для него самого.

Возникает резонный вопрос: а зачем современной женщине вообще вся эта хрень? Неужели не проще добиться всего самой, а потом (если будет желание) завести себе тойбоя на вырост или просто сделать с кем-нибудь дитё и потом уже воплощать свои амбиции в ребенке, который-то точно никогда никуда не денется. Значительная часть современных женщин, которых учили в школе по программам, изначально созданным мужчинами и для мальчиков (т.е. являющиеся ментальными андрогинами) именно такой вывод для себя и делают. Ну да, так тоже можно. И у меня, например, нет никакой аллергии к такому вот сценарию. Но это труднее — слишком многим приходится жертвовать, и в первую очередь — базовым женским, вроде оптимального детородного возраста или природных свойств характера, годных для нормальной женщины, но невозможных для сильного лидера или управленца. А главное, добиваться цели не собой, а кем-то другим (в данном случае — своим мужчиной) — как раз и есть то, что отличает лидера от исполнителя, будь он хоть трижды суперменом (супервуменом).

Ну и напоследок, для мужчин: умение разбираться в женских заморочках пригодится даже тем, кто потомственный гей или импотент в третьем поколении. Как минимум потому, что женщин в мире — социологическое большинство, и так было всегда, с самого начала истории человечества. Тем более если тебя не устраивает сценарий с постоянной спутницей жизни в стиле «я и лошадь, я и бык», регулярно загоняющей тебя тапками под диван и сетующей подругам о том, что мужики-то нынче обмельчали и повывелись. И в пару к ней — феей в костюме японской школьницы, ласково взирающей на тебя своими глазами пятого размера с экрана планшета.

Весь этот текст — про и для тех, кто хочет в жизни чего-то большего. Безотносительно к форме, как выразился недавно Махатма, «внешних половых признаков».

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма