Главная / Основной блог / Про Го-курс

Про Го-курс

На нынешнем этапе Томской программы будет своего рода сюрприз для участников — отдельный курс по обучению стратегическому Го, созданный в партнерстве с Клубом Го и стратегии. Это не совсем обучение игре как таковой (оно входит в программу, но не является целью курса) — скорее, это обучение способам стратегического мышления на доске для Го. Чтобы понять, о чём речь, настоятельно рекомендую найти в сети книжку Миуры «Го и восточная бизнес-стратегия» в русской версии.

Несколько слов об этом. В новой политэкономической реальности нам волей-неволей придётся учиться понимать, как думают азиаты — китайцы, корейцы, японцы — когда строят свои бизнес-стратегии. Но сейчас считать го-мышление в бизнесе и политике чисто азиатским феноменом уже нельзя: посмотрите на гобан,  стоящий в Овальном кабинете у Обамы, или на соответствующий фрагмент в фильме «Игры разума», чтобы понять роль го в картине мира гарвардских интеллектуалов (среды, из которой Обама «родом»). Для тех, кому важнее слово «стратегия», хорош также Лиддл-Гарт со «стратегией непрямых действий» — в каком-то смысле вся логика Го и есть логика непрямого действия.

Наконец, у нас перед глазами есть украинский кризис — контекст, в котором наше традиционное «шахматное» мышление, основанное на комбинациях, операциях и красивых гамбитах — раз за разом даёт сбои. Мы наблюдаем, как локальные победы одна за другой оборачиваются глобальными поражениями, и за каждое приобретение приходится в итоге платить тройную цену. Всё это обычные, типовые сценарии на доске для Го.

Для меня предпринимательство — род боевого искусства, как карате, дзюдо… или Го. Специфика главным образом в том, что основным объектом работы человека становится не физическое, а финансовое тело. Продажа — это удар (только не в печень, а в кошелек контрагента); маркетинг — это движение (продвижение); блок — экономия издержек. Долги — лишний жир (обременение); свободные ресурсы — мышечная масса; управленческая модель — скелет и связки. Корпорация, в изначальном латинском смысле — коллективное тело. Деньги как таковые — калории, единица энергии; неденежные ресурсы — витамины и микроэлементы, обеспечивающие обмен веществ.

Сила обученного «по школе» бойца, в отличие от ветеранов уличных и кабацких драк — в наработанных до рефлекторного автоматизма стандартных операциях и их связках: движение, удар, блок, удар, уход. То же можно сказать об управленце, арсеналом которого являются наработанные до автоматизма стандартные процедуры, применение которых в бою позволяет ему освободить мозг для поиска уязвимостей в системе обороны противника, пока тело само совершает стандартную последовательность операций регулярного боя.

В Го тоже всё это есть, но его сила этим не исчерпывается. Умение видеть и строить слабые связи между удаленными друг от друга камнями, искусство нетотальной победы, когда ты заранее думаешь, что отдать другому, чтобы большее взять себе; пространственное мышление, где эстетика и эффективность это буквально одно и то же; неожиданные решения, полностью переворачивающие расклад на доске одним ходом — это тоже всё про Го. Наконец, даосская философская «подкладка», в которой на доске разворачивается танец инь-ян, где материальный мир (чёрные, инь) всегда имеет преимущество первоосновы, которому можно противопоставить только ментальную энергию преобразователя-Творца (белые, ян).

Плюс — высококлассная эстетика Го, восходящая уже не к даосской китайской, а к дзенской японской — принципы ваби-саби, «равновесие с небольшой погрешностью», жесткая геометрия и совершенство абстрактной простоты. Дерево, камень, морские раковины, молчаливая беседа без слов. Да, это красиво.

Ну и, конечно, тот факт, что любая микросхема для азиата — заполненный камнями гобан (не зря же ведущими мировыми турнирами по Го стали в итоге кубок Samsung и кубок LG): безусловно, это тоже сыграло свою роль в том, что сейчас Шанхай, Тайбэй, Сеул и Токио, а не Лондон, Рим и Париж столицы мировой микроэлектронной индустрии.

В России, и в частности в Сибири, Го имеет свою историю и своих многолетних поклонников. Но есть проблема: для советских  интеллектуалов конца 70-х, начинавших эту тему в нашей стране, важнее всего в ней была игра, спорт, математическая задачка — то есть нечто другое, чем для сёгунов эпохи Эдо, топ-менеджеров азиатских корпораций или стратегов из американских think-tank’s. Мы предлагаем радикально другой подход: для нас Го — это способ разговора о вещах, для которых часто не хватает слов или они безнадёжно истрёпаны молотилкой масс-медиа.

???????.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма