Главная / Основной блог / Реальное и мнимое

Реальное и мнимое

То, о чем вы НЕ услышите с трибуны Красноярского форума

По многочисленным просьбам трудящихся — продолжаем курить антикризисный план правительства РФ. Поскольку секция, куда пущать не велено, называется «поддержка малого и среднего бизнеса», прямо от этой печки и будем танцевать.

Как у нас в стране устроена эта самая поддержка сейчас, кто знает? Напомню для тех, кто не интересовался этим раньше. Согласно закону №131, за данную сферу вообще-то несет ответственность не федеральный центр, а регионы. Однако отдать им эту сферу по факту означало похоронить ее вовсе, поскольку всякий региональный бюджет есть дырявое решето бесконечной «социалки» и «коммуналки», которая и финансируется регионами всегда в приоритетном порядке. Тогда как такие темы, как «развитие предпринимательства», автоматически прописаны в графе «хотелки» и снабжаются по остаточному принципу — деньгами, кадрами, временем и вниманием решателей вопросов. Ну то есть «на от%*#ись».

Дабы хоть как-то стимулировать регионы уделять этой теме внимание, федеральный Минэкономики использует практику софинансирования региональных программ. Грубо говоря, если регион все же решится-таки потратить на эту тему хотя бы рубль собственного бюджета, к нему могут быть приплюсованы федеральные четыре. Однако, поскольку федеральный центр давно и прочно укоренился во мнении, что, кроме узкой группы сертифицированных гуру из высоких московских кабинетов, в системе (и особенно в региональных органах власти) работают исключительно жулики и мудаки, то просто так брать деньги на это дело регионы не могут. Раз в год Минэк выпускает специальный приказ, где перечислены те формы деятельности, на которые только и дозволительно претендовать на помощь из центра. Этот список сам по себе — настоящий шедевр бюрократической мысли: чего там только нет — бизнес-инкубаторы и технопарки, центры прототипирования и центры трансфера технологий, кластеры и ЗПИФы, «формирование положительного имиджа предпринимателя» и некая «европейская сеть поддержки», и прочая-прочая. Почитайте, кому интересно, приказ Минэка 411 от 1 июля 2014 года.

Всю эту хрень в список натащили, понятное дело, орды московских лоббистов, ошивающихся вокруг ведомства с грефовских времен и хорошо знающих, как эти мутные формулировки превращать в деньги. Для региональных же властей квест теперь выглядит так: надо по-быстрому изобразить готовность создать в лесах Вологодчины или степях Калмыкии какой-нибудь очередной «Региональный Фонд Содействия Развитию Венчурных Инвестиций В Субъекты Малого И Среднего Предпринимательства В Научно-Технической Сфере» (директивно прописанная в приказе формулировка), заложить на это денег в своем бюджете, изваять презентацию с красивыми картинками и ехать с ней подмышкой на Овчинниковскую на конкурс по раздаче субсидий.

Далее, даже если удастся пройти горнило конкурса, начинаются отношения уже не с Минэком, а с Минфином. Который имеет паскудную привычку отгружать деньги чуть ли не 31 декабря, с обязательством непременно потратить их до конца текущего года. Для региона это, как правило, означает то, что к тому моменту деньги уже обязаны быть где-то найдены и давным-давно потрачены, и их просто надо вернуть туда, где в течение года брали взаймы. То есть заранее закладывать процент в смету расходов, размазывая его по статьям так, чтобы в Москве не прикопались.

Иначе говоря, «субсидирование процента по кредитным ставкам» ((с)Антикризисный План), только в обратную сторону.

Но самый большой геморрой для региональных начальников даже не в этом. А в том, где найти в этих самых своих вологодских степях и калмыцких лесах проекты в формате этого самого «Фонда Содействия Развитию Андронных Коллайдеров На Приусадебном Участке», чтобы потом влить в них деньги и отчитаться. Часто найти не удается, деньги остаются непотраченными и возвращаются в Минфин, который и говорит — в этом году не освоили, значит в следующем не дадим.

Но наши люди — ушлые и изворотливые, им не привыкать — просили инноваторов, будут вам инноваторы. Что, собственно, и породило у нас отдельный специальный слой «предпринимателей на содержании», живущих от гранта к гранту и от «раунда» к «раунду». То есть, не побоюсь этого слова, поистине «социальных».

Реальный живой бизнес, существующий и зарабатывающий на земле, по отношению ко всему этому административному балагану находится в параллельном измерении. Он по-прежнему борется с налоговой, пожаркой и санэпидстанцией, до посинения выбивает лицензии, регистрации и сертификаты, выкручивается в семимерном пространстве, чтобы не подсесть на дорогой кредит, ищет (цитата) «хоть одного непьющего деда на всю деревню, чтоб взять сторожем», отстегивает всем и каждому за все подряд, несет «социальную ответственность» и еще умудряется в этой ситуации что-то производить, продавать и получать прибыль. Иные наши провинциальные ребята с оборотом в 50-100 миллионов — это практически сверхчеловеки, по сравнению с которыми и бренсоны, и тиньковы — сопливые мажоры. Беда только в том, что их сверхспособности и энергия в основном уходят на борьбу с этими вот террактотовыми солдатами императора Цинь Ши Хуанди, понатыканными буквально в каждой точке нашего ландшафта, причем чаще всего именно на проезжих путях. Поэтому они и не миллиардеры из Форбса, не инноваторы, меняющие мир и никогда ими не станут. А просто такие вот, ну, реальные пацаны.

Наверное, хватит тут пейзажа, пора к разделу «что бы я сделал на их месте». Не на месте пацанов, увы (перед которыми преклоняюсь, трепещу и никогда так не смогу, как они), а на месте минэковских умников, коим поручено развивать в богоспасаемом отечестве предпринимательство, производство, торговлю и другие полезные институции.

Собственно, как устроен наш томский пилот. Мы собираем владельцев действующих компаний в программу, определяем с ними их насущные проблемы и проектные ситуации, каждый с нашей помощью по специальной форме описывает свое состояние дел и планы по развитию бизнеса на следующий календарный год. Далее мы с ними доводим это описание до состояния полноценного инвестпроекта, адаптированного, в том числе, под стандарты тех банков и инвестфондов, которые согласились выступить партнерами программы. В процессе, уже имея на руках готовый портфель описанных проектов, начинаем анализировать, какие из существующих форм поддержки по линии регионального департамента МСП и федерального Минэка могут быть применены для каждого из них. По итогам этой работы региональные чиновники имеют на руках весь список заявок от проектов на получение тех или иных форм поддержки, и вполне могут вносить изменения в свой бюджет и писать заявки в Минэк, зная до деталей, куда будет потрачен каждый рубль и как он отобьется — налогами, рабочими местами, инфраструктурой и т.д.

Еще раз. Ключевое отличие от стандартной схемы: там вначале выдумывается заковыристая форма, под нее выделяются деньги, а потом ищется под ее наполнение «хоть кто-нибудь». В нашем варианте вначале исследуется ситуация, собираются и оформляются реальные планы и потребности действующих субъектов предпринимательства, подбираются оптимальные инструменты поддержки, и только потом начинается эпопея с «поддержкой» как таковой (если она вообще нужна — в каждом втором случае оказывается, что проект вполне жизнеспособен и сам по себе). Не телега впереди лошади, а лошадь впереди телеги. Только и всего.

Ну и еще несколько тезисов на закуску применительно к обсуждаемой узкой теме.

Первое. Либо новые бизнесы, рабочие места и подъем экономики — либо борьба за «инновации» любой ценой. Причем мой принцип — лучше сто хороших пекарен и булочных, чем один меганавороченный айти-стартап. Мы же имеем у себя в стране гигантские незакрытые рынки самых элементарных потребностей, но упорно лезем конкурировать с Тайванем за новый чудо-гаджет.

Второе. Либо развитие предпринимательства у себя в стране, либо борьба за «привлечение инвестиций». Да, понятно, что для чиновника куда быстрее и круче затащить в территорию каких-нибудь китайцов со стомиллионным (в юанях ;)) проектом, чем до посинения возиться с собственной мелкотой — всеми этими владельцами автомоек, ресторанов и таксопарков, в надежде, что из их среды когда-нибудь вырастет новый Элон Маск или хотя бы Галицкий. Но, тем не менее, вдолгую перспективнее именно второй путь.

Третье. Либо борьба с инфляцией, либо «субсидирование кредитных ставок». Это последнее и есть буквально «тушить пожар керосином» — заливать деньгами дефицитные по предложению рынки. Причем лишь потому, что сказать словосочетания «промышленная политика» и «отраслевые приоритеты» не позволяет иконостас святых Хайека, Мизеса и Фридмана, сидящий в головах у облеченных должностями макроэкономистов. В результате — сами себя пинаем невидимой рукой и невидимой ногой по видимой заднице.

Четвертое. Либо борьба за экономический суверенитет, либо «импортозамещение» в его нынешнем виде. Экономический суверенитет — это не когда ты строишь на границе забор, внутри которого все ездят на отечественных чудо-автомобилях на дровах. Это когда ты с самого начала закладываешься на борьбу именно за глобальные рынки, даже применительно к т.н.»малому» предпринимательству — сегодняшний провинциальный фермер конкурирует с Valio и Danone, а не с другим таким же фермером из соседней деревни. А значит, надо думать не о «мужичке-хозяине-собственнике», а о предпринимательских корпорациях, достаточно мощных, чтобы на равных бороться за место под солнцем с мировыми грандами.

Ну и пятое. Либо развитие предпринимательства — либо «адаптация высшего образования к потребностям рынка труда». Рынок труда — это целиком и польностью про наемную рабсилу, про узких специалистов, которым уже кто-то создал и рабочее место, и работу, и зарплату. Предпринимательство — это про то, как самому создавать такие места для других. А значит — гуманитарные дисциплины, системное мышление, современные управленческие и финансовые технологии и все прочее, не имеющее ни к «потребностям рынка труда», ни к приоритетам нынешнего Минобра никакого отношения.

Опять-таки повторюсь: ни о чем из этого вы не услышите ни на Красноярском, ни на Питерском, ни на Сочинском форуме. Также вы точно не услышите про проблемы роста предпринимателей, их развития, повышения капитализации, выхода на другие рынки за пределы освоенной песочницы. Там, на форумах, будет все та же шарманка — камлания про цены на нефть и «мусорные рейтинги», указания на недопустимость больших оборонных расходов, осторожные призывы шепотком отдать Крым и извиниться ради возвращения вожделенного «иностранного инвестора», требования развивать «политическую конкуренцию» и «институты гражданского общества», грозные макроэкономические предостережения от любых увеличений зарплат и пенсий во имя борьбы с инфляцией и т.д. Короче, стандартное ведерко соплей и слюней, уже предъявленное в январе обществу на Гайдаровском форуме и возимое как артефакт с одной тусовки на другую.

О чем это говорит? О том, что нет у нас еще никакого кризиса. Так, мелкие проблемы с пригородными электричками.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма