Про капо

В свое время у меня было несколько разговоров с Глебом Павловским по поводу Холокоста — ну, после 1945 года плох тот интеллектуал, кто да не вставит в нее свои пять копеек. Речь шла о схеме мышления, возникающей при определенных обстоятельствах и делающей геноцид по определенному признаку неизбежным.

Мне это все казалось тогда рассуждениями достаточно отвлеченными — ну, «а нас-то за що?» Но сейчас я понимаю, что схема как таковая имеет общий характер, и бедные абрамы с сарами тут особо не при чем: «евреем» может оказаться кто угодно. Разумеется, при совпадении определенных факторов.

Грубо говоря, «еврей» — «плохой» просто потому, что плохой, и в этом смысле в отношении него действует презумпция виновности — пока не доказано обратного, его можно обвинять в чем угодно, и это будет хорошим, правильным, морально оправданным действием. Более того: тот, кто обвиняет, тем самым повышает свой статус одобрения, ибо он Говорит Правду. Даже если потом выяснится, что обвинение как таковое было ложным — ну, в данном случае ошибочка вышла, извинити. «Но это ничего не меняет». См. дело Ющинского как иллюстрацию.

Собственно, тут детсадовская ситуация. Есть одна группа деток, они хорошие. Есть другая, они плохие. Есть остальные, выбирающие, с кем играть. В управлении ситуацией очень важны ритуальные механизмы травли, укрепляющей коллективную идентичность тех и других. Хорошие — в возбуждающей агрессии, они чуют дичь и предвкушают поживу; плохие — на неврозе, поскольку чувствуют угрозу и огрызаются, чем играют на руку оппонентам, разжигая азарт.

Тогда речь шла о том, как именно Россию — в т.ч. руками самих же русских — будут делать главным мировым «евреем» ХХI века. Ну и да, конечно, плохих можно и нужно убивать — они же плохие.

Очень важны становятся на определенном этапе капо — те «плохие», которые решили пойти на службу к «хорошим» за жизнь, еду и т.д., с их специфической моделью расчеловечивания.

Думаю, некоторые поймут, к чему это я вспомнил.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма