Главная / Основной блог / Про то, чему учат в вузе

Про то, чему учат в вузе

Сохраню сюда на память цитатку из Черчилля.

The first duty of a university is to teach wisdom, not to train, and to confirm character and not impart technicalities. We want a lot of engineers, but we do not want a world of engineers. We want some scientists, but we must make sure that science is our servant and not our master. It may be that the human race has already found out more than its present imperfect and incomplete structure will enable it to digest. 

Сказано было в 1950 году в Копенгагене по случаю присвоения степени почетного доктора Копенгагенского университета. Я перерыл гугл в поисках всей речи, но так и не нашел ее текста целиком — только эту цитату, растиражированную на сотню тысяч ссылок. Контекст тогда, в 1950, понятен — Черчилль в Копенгагене встречался еще и с Нильсом Бором, и это было ровно тогда, когда у русских появилась своя атомная бомба, а в Корее шла война, и мир впервые встал перед угрозой третьей-мировой-ядерной.

Но зато с тех пор уже больше полувека эту цитату втыкают перед каждым третьим текстом по поводу назначения высшего образования. Сам Черчилль, кстати, обошелся средним. 

Я в связи с этим думаю про образование и тренинги. Учиться почти никто не хочет и не любит, в вуз идут за дипломом, а не за знаниями, зато тренинги очень даже востребованы и продаются в силу именно своей практической применимости. Люди именно хотят освоить некий конкретный навык, который им поможет больше зарабатывать или сделать карьеру. Аналогично этому и государства хотят иметь специалистов и «конкурентоспособную рабсилу», а не орду мутных, бесполезных и потенциально опасных умников. И ничего не сделаешь с этим — мир тотальной конкуренции вообще не терпит излишеств. 

Но значение мысли Черчилля, тем не менее, выходит далеко за рамки контекста ранней Холодной Войны. Я имею в виду именно вот это — It may be that the human race has already found out more than its present imperfect and incomplete structure will enable it to digest. Знание, с которым мы не можем справиться — это не про только атомные бомбы, это как раз про «фазовый барьер», о котором так долго говорили отдельные большевики. В бесконечных штурмах проблемы прогрессора я додумался до того, что очень часто прогрессорство оборачивается катастрофой и архаизацией — будь то Румата или Янки-при-дворе М.Твена, то есть регрессор это не тот, кто давит и душит новые технологии, а наоборот — тот, кто их активно разрабатывает и продвигает, разбалансируя систему и приводя ее в итоге к откату назад. Понятие Creative Destruction в такие моменты поворачивается к нам юзом — это именно destruction, только от обратного. 

Соответственно, нужна отдельная отрасль знаний — «социальное измерение технологий», позволяющая анализировать и прогнозировать с высокой точностью именно социальные последствия внедрения той или иной новации, и управлять ими еще на ранней стадии. Причем такое управление может преследовать самые разные цели — «прогрессорские», «регрессорские», «архитектурные». 

Похоже, отцы-инквизиторы в свое время примерно это и имели в виду.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма.
Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.