Главная / Основной блог / Грядущая революция

Грядущая революция

Теперь немного о сути наступающей революции в образовании.

Если вкратце, главное, что произошло в ходе цифровой и информационной революций со знанием — это изменение модели его хранения и распространения. Грубо говоря, сегодня количество знаний, доступных во внешней по отношению к собственно системе обучения среде порогово превышает все, что можно поместить в саму систему. В этой связи неизбежный большой шаг — смена парадигмы образования: от трансляции знаний — к обучению взаимодействию с существующими внешними системами. Преподаватель из источника и транслятора знаний превращается в навигатора и систематизатора информационных потоков, держателя и транслятора тех или иных парадигм мышления и организации знаний.

Если совсем по-простому, то, как объясняла мне моя географичка еще в 1992 году: сегодня умный человек — это не тот, который что-то знает, а тот, кто знает, что искать, где посмотреть и как это понимать/использовать.

Кажется не таким уж и большим изменением, но на самом деле масштабы сдвига поистине тектонические.

Например, превращается в анахронизм классово-урочная система, которая в основе своей не менялась последние лет 500. Ей на смену приходит разработка и прохождение индивидуальных траекторий обучения под задачу с привлечением внешних ресурсов среды, то самое «широкополосное образование», о котором отечественные педагоги поговаривают уже последние лет 30. Здесь же — edutainment и геймификация обучения: интерактивное образование, отменяющее или сильно трансформирующее схему лекции-семинары-задания-экзамены. Завтрашнее образование — это разрабатываемые игротехниками сеттинги многопользовательских игр-тренажеров, где роль итоговых оценок заменяют достигнутые игровые результаты, учитываемые в реальном мире. Многолетняя разработка и апробация тех или иных обучающих курсов заменится полуавтоматической генерацией программ «на лету» под задачу быстрой «прокачки» тех или иных навыков/компетенций/специализаций.

Рынок труда меняется синхронно: скажем, открывается новое предприятие на несколько тысяч рабочих мест — сразу же в инвестплан закладывается разработка и реализация экспресс-программы подготовки кадров, в результате чего менеджмент избавлен от задачи искать и набирать на открытом рынке готовых специалистов: берутся люди с определенными показателями обучаемости (к выводу на таковые сводится задача национальной системы образования) и организуется их адаптация к соответствующим позициям в штате одновременно с командообразованием, то есть «образуются» даже не отдельные люди, а сразу команды — с прокачанными навыками делегирования, иерархией, взаимодополнением по ключевым компетенциям.

Все это — лишь первые ласточки, дальше-больше. Продвинутые мнемотехнические тренажеры будут порогово увеличивать способность быстро усваивать большие объемы информации определенного типа; те специализации, на освоение которых раньше требовались годы, завтра будут доступны для освоения в течение недель.

Лично для меня это давно уже ни разу не фантастика: еще в глубоком детстве, в 1989 году, учась в 4-м классе, я взял у приятеля, учившегося в пятом, комплект его учебников и, пользуясь возможностью провести каникулы на лыжной спортбазе в Подмосковье, запихал их в себя за две недели, после чего сразу же прыгнул через класс, а потом повторил этот финт еще раз, окончив в итоге 11-летку в пятнадцатилетнем возрасте; и тем же макаром получил диплом о высшем образовании в восемнадцать, работая к тому времени на двух работах. Я никакой не вундеркинд, не дитё-индиго и никогда им не был; просто мои родители-инженеры преподавали студентам-заочникам, и, наблюдая за тем, как мама проверяет их дипломные работы, я как-то взялся ее расспрашивать — а что такое «учиться заочно», и можно ли так учиться не в вузе, а в школе. Она сказала, что нельзя, но я же русский человек — если сказано «нельзя», значит — точно нужно.

Но я учился дедовскими способами: вот учебник, вот книжки, вот конспекты лекций, вот задачник — сиди, решай. Ни тебе скорочтения, ни тебе интерактивных видеокурсов, ни тебе тематических игр с погружением. Позже я многажды проделывал другой финт: «хочешь разобраться в предмете — начни его преподавать»: именно так я осваивал в свое время историю России ХХ века — ради своего спецкурса в РГГУ — или тему «управление городским хозяйством» — ради спецкурса в РАНХиГСе. Ну и, конечно, все программы нашего центра по обучению предпринимателей — разрабатывались ровно с тем же целеполаганием. В этом смысле, когда я говорю «главное — научиться учиться», туда зашит еще и тезис «научиться учить»: для начала — самого себя.

Резюмируя. Революция в образовании начинается сейчас с революции в образовательных технологиях. Но, как было и с digital-сферой, новые технологии на втором ходу достаточно мощно трансформируют и содержание. Когда персональный компьютер только-только завоевывал себе место на офисном столе, его функциональное развитие шло путём переноса и адаптации «докомпьютерных» функций: текстовый процессор (взамен печатной машинки), электронные таблицы (взамен обычных), базы данных (вместо физических библиотек с бумажными документами), электронная почта (взамен бумажной) и т.д. И только сейчас, уже на третьей волне дигитализации, происходит масштабное переосмысление самих этих функций: умирает понятие «файла», меняется электронный документооборот (с отмиранием функции «сделать распечатку»), продвинутые системы организации коллективной работы вытесняют электронную почту и мессенджеры, и т.д., и т.п.

То же будет с образованием. Курсера — это те же «курсы», «лекции» и «тесты», просто переложенные в дистанционный формат. Само по себе это еще не качественный сдвиг — просто удачный worldwide-маркетинг топовых англоязычных вузов. TED — это вообще телепрограмма «сам себе режиссёр»: движок живет на том, что какую-нибудь прикольную хрень может рассказать в формате мини-лекции очень много кто в мире. Как повидлу-то в конфету-подушечку запихивают? Воот, а вы все про полеты на Луну.

А настоящие терминаторы, которые перевернут мир так, как когда-то перевернули его персональные компьютеры, мобильные телефоны и интернет, еще только в проектах, в лабораториях и на опытных полигонах. Но для их прихода все уже готово.

Алексей Чадаев

Учредитель и генеральный директор Аналитического Центра «Московский Регион». Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.