Главная / Основной блог / О скудости и богатстве

О скудости и богатстве

Казалось бы, банальность, что бедность определяется не уровнем доходов, а уровнем потребления. Но, прочитав в сети стенания одного из жителей «Алых парусов», как с них управляющая компания внепланово собирала деньги в связи с тем, что на стоянке для яхт мрамор пообкололся и надо бы заменить, подумал вот что.

В моей жизни были периоды, когда мы жили очень бедно. Был год, когда мы пережили зиму за счет того, что успели осенью вывезти из деревни несколько мешков картошки (несколькими рейсами на третьей полке в общем вагоне, за взятку проводнику поллитрой самогонки) и наполнить этой картошкой ванну — так ползимы ее и ели.

Помню, как давал интервью японской телекомпании NHK в 1997-м в качестве соорганизатора митингов фидошников против введения повременной оплаты на городские телефоны (тогда это было важно для тех, кто пользовался телефонными модемами). Съемочная группа пришла ко мне домой, как к одному из лидеров сообщества компьютерщиков, программистов и пионеров цифрового мира, а дома был чай с сухарями и маленькой плошечкой меда, вздыбленный линолеум и разваливающаяся мебель из 60-х, и посреди всего этого святая святых — комп, собранный собственноручно из непонятно каких и неизвестно где взятых комплектующих, с торчащими повсюду проводами и выглядящий попросту опасно. Японцы отказались от чая, задали несколько вопросов и быстро ушли, даже не пряча ставшие враз шестиугольными глаза.

Но у нас не было ни долгов, ни большой нагрузки текущих платежей. И даже в той реальности удавалось каждый месяц что-то откладывать — например, в том же 97-м я со своих заработков «эникейщика по вызову» купил первую в своей жизни машину — старую раздолбанную «Таврию», которую благополучно и разбил об забор спустя пару месяцев езды.

А сейчас вокруг меня множество людей, которые зарабатывают неплохие в общем-то деньги, но с каждым годом погружаются все глубже в долговую пропасть — автокредит, ипотека, путешествия, вещи, одежда, гаджеты.

Это касается даже так называемой «илиты». Ну что поделаешь, если в определенном кругу общения бабы попросту не дают без картье-версаче-сенлорана и прочей лакшери. А коли бабы не дают — дак ты просто лузер, бро. Так что крутись как хочешь.

Книжка Фассела «Класс» дала мне необходимую рамку для того, чтобы смотреть на это с точки зрения классовой динамики. Бедность — это когда расходы на поддержание уровня потребления, необходимого для сохранения своей классовой позиции, превышают доходы in long run. И, соответственно, отказ от той или иной статьи расходов осложнен риском понижения ступеньки в классовой пирамиде — по меньшей мере, в самоощущении. Ибо подавляющее большинство расходных статей — это именно расходы на поддержание классового уровня, то есть вмененные потребности. Различное must have.

Соответственно, выкупиться из бедности — это добиться того, чтобы доходы систематически превышали расходы именно в рамках того классового этажа, который тебе комфортен. Понятно отсюда, что чем выше этот этаж (то есть претензия), тем труднее это сделать. Тем выше порог, который необходимо преодолеть для выхода «в плюс».

Кредитная бедность — это ситуация, когда неспособность или невозможность накопить заставляет платить дороже за те же вещи. Банковский процент по кредиту — это плата чужому дяде за аутсорсинг финансовой стратегии, в силу собственной неспособности ее сформулировать и осуществить для себя. И — за классовый лифт, поскольку в социуме твое положение в иерархии считывается именно посредством ритуально-демонстративного потребления — марок машин, часов, одежды, гаджетов и т.д., которые ты ежедневно демонстрируешь окружающим.

Какие в этой ситуации могут быть типовые стратегии преодоления бедности?

Стратегия первая — опережающий рост доходов. Ну то есть планомерное увеличение текущего притока денег без синхронного ему расширения потребления. То, что позволяет рассчитаться с долгами, а также выйти на постепенное накопление посредством откладывания части денег.

Стратегия вторая — сокращение расходов без потери качества жизни. Для этого капитализм предоставляет массу инструментов — скидки, распродажи, дисконты-аутлеты и т.д., но все они, увы, обладают сильным недостатком: потеря времени и энергии на поиск более выгодного варианта часто превышает денежный бонус; типа: а мог бы сконцентрироваться и заработать больше.

Стратегия третья: осознанный «классовый» дауншифтинг — временный отказ от привычных форм потребления ради выравнивания баланса доходов-расходов. Хорошо работает, но требует определенного личного мужества и стойкости на протяжении довольно длительного времени.

Стратегия четвертая: борьба за более экономные стандарты потребления в собственном классе — например, пропаганда отказа от личного автомобиля в пользу общественного транспорта из соображений экологии, активного образа жизни и «пешеходного города». Но здесь важно не быть одиночкой, находить, вдохновлять и мобилизовывать сообщество «одноклассников» на подвиги.

Стратегия пятая, из наиболее модных: шеринг. Многие вещи, которыми мы владеем, используются в течение своего жизненного цикла хорошо если на 5%. Так почему бы не превратить их в коммунальное благо, давая на определенных условиях доступ к ним тем, у кого их нет? Шеринг хорошо работает даже в самом верхнем классе — там, где яхты, вертолеты и джеты, не говоря уже обо всяких квадроциклах и снегоходах. Тем более в среднем классе — все чаще мы видим случаи, когда, например, владельцы хороших стиральных машин договариваются со старшим по дому, ставят свои машинки в подвал или на чердак и раздают ключи от него всем соседям по подъезду, собирая с них за это небольшую абонентскую плату.  Удобно — еще и места в квартирах больше становится.

Стратегия шестая: коллективные закупки и достигаемая за счет этого экономия на опте. Понятно, что если есть типовая потребность, вокруг нее может быть сформировано сообщество, которое централизованно закупает что-то нужное всем и потом распределяет уже каждому, экономя не только деньги, но и время-нервы-энергию, тратящиеся на муки индивидуального потребительского сценария.

Понятно, что список не исчерпывающий. Но принципиально видно вот что: снижение общего уровня бедности в целом возможно и «снизу», безотносительно к наличию или отсутствию усилий «власти» по «развитию экономики» и «улучшению социального положения». Пока это возможность скорее теоретическая — нет типового субъекта, который смог бы управлять этим осознанием и коллективными действиями. Ни на уровне отдельной личности, ни тем более на уровне сообществ и их организаторов/стейкхолдеров.

Главное — ясно отдавать себе отчет: бедность — это не когда у тебя ничего нет. Бедность — это когда у тебя много чего есть, но ты при этом всем по кругу должен и с каждым днем все больше. И выдавливать из себя раба по капле нужно именно здесь.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.