Главная / Основной блог / Революция-5. Сборка схемы

Революция-5. Сборка схемы

Здесь постараюсь вообще без рассуждений, только механика. 
1. Вступление РИ в войну в 1914-м было самоубийственным для неё по множеству причин, но ключевых две. Во-первых, после милютинской реформы любая сколь-нибудь серьезная война несла в себе гигантские политические риски для правящего режима: он по своей институциональной архитектуре был просто несовместим с концепцией «массовой армии». Во-вторых, к 1914-му уровень внутриэлитного напряжения был закритическим: после гибели Столыпина конструктивных групп, ориентированных на царя, попросту не осталось: «кругом измена, трусость и обман» — так можно было написать уже в июле 1914-го. 
2. Тем не менее, международный расклад в тогдашней геополитике/геоэкономике сложился таков, что не воевать Россия тоже не могла. И дело здесь не в сараевском выстреле: скорее, в накоплении пресловутых «неразрешимых противоречий между империалистическими хищниками». 
3. В обстановке ура-патриотического угара, захватившего в том числе и большинство тогдашних «социалистов», выступить с откровенно пораженческой позицией было актом гигантского мужества со стороны ленинской группы. Тактически он на тот момент оказался в полной изоляции. Однако стратегически только он и был прав: ни Российская, ни Германская, ни Австро-Венгерская, ни даже Британская империи этой войны выдержать не могли и в итоге не смогли: просто гибель Британской империи, в отличие от трёх других, оказалась чуть более растянута во времени. Но а когда процессы распада начались, у Ленина оказалась гигантская фора: он был единственным, кто мог полноправно сказать — «вот, я же говорил». 

4. Февраль был комбинацией факторов, гарантированно ведущих к успеху переворота: заговор элит, массовый низовой протест и активное антисистемное подполье. По поводу недееспособности Николая и вредоносности его пребывания на троне к тому моменту сложился фактически консенсус, на достижение которого много и целенаправленно работали влиятельнейшие люди в империи. Причём работу эту они начали ещё задолго до войны.

5. Чего заговорщики полностью не ожидали — так это того, как сдетонировало крушение монархии в стране, в армии и в национальных окраинах. Страна начала рассыпаться в прах буквально с первых дней после отречения царя и передачи власти Временному правительству. Как будто вынули стержень, на который была нанизана вся государственная и социальная конструкция. Отсюда — растерянность, безволие, метания и кадровая чехарда во власти с марта по июль. 

6. Совсем иначе у большевиков: им логику действий диктовало их учение, но надо было быть очень последовательным и настойчивым, чтобы тебя не снесло вихрем политического момента. Таким из них всех был только Ленин — не случайно Апрельские тезисы публиковались в «Правде» чуть ли не с пометкой «мнение автора не всегда совпадает с позицией редакции». Но они были безукоризненно логичны и последовательны: задача — остановить войну, цель — социалистическая революция, Временное Правительство — классово-капиталистическое и за войну, никакой поддержки ему. 

7. Пока войну вёл царь — войну вела Россия. Как только знамя войны перешло в руки непонятно кого представляющих «министров-капиталистов» из Временного правительства — сразу стало непонятно, кто ведёт войну, чья она вообще и т.д. И именно в этот момент, не раньше и не позже, пацифистская пропаганда Ленина и компании стала бронебойно убедительной и начала с бешеным темпом набирать сторонников. 

8. От Апрельских тезисов до Июльского путча — всего лишь три месяца. Но за эти три месяца большевики превратились из маргинальной группы на обочине тогдашней политики в основных и самых заметных оппонентов слева Временному правительству. Настолько, что уже тогда реально зашла речь о взятии власти. 

9. После разгрома большевиков в июле, бегства Ленина и Зиновьева в Разлив на какое-то время возникло ощущение, что революция достигла своего пика и началось время «реакции» — и в этот момент у Временного правительства появились не менее ресурсные и решительные оппоненты справа. Причём первыми удар нанесли именно они — речь про августовско-сентябрьский поход Корнилова на Петроград. 

10. Глядя из последних недель августа 17-го, вооруженный захват власти генералом Корниловым казался куда более реальной угрозой для правительства Керенского, чем большевистский мятеж. В результате Керенский принял самоубийственное, как оказалось, решение — в борьбе с Корниловым опереться на актив левых партий, включая и большевиков. Это он раздал им оружие — то самое, которое всего через полтора месяца повернулось против него самого. 

11. В сентябре 17-го произошли несколько ключевых событий: большевики получили большинство в Советах (в первую очередь, в Петросовете, главой которого стал Троцкий), корниловский поход на столицу провалился, а также провалилось и наступление на фронте — началось массовое дезертирство и сдача позиций. После сентябрьского решения Петросовета о том, что никакое распоряжение Временного правительства об отправке частей на фронт не должно исполняться до его одобрения Советом власть в столице уже наполовину была у большевиков в кармане. Ликвидация Временного правительства была в этой ситуации уже фактически предрешена. В этом смысле можно сказать, что реальный переход власти произошёл ещё до октябрьского штурма Зимнего. 

12. Руководство октябрьским восстанием осуществлялось не от имени партии, а от имени вполне легальной внепартийной структуры — Военно-Революционного Комитета при исполкоме Петросовета. Создан этот комитет был, чин по чину, решением того же руководимого Троцким Петросовета «для координации обороны столицы от корниловщины», причём предложение вносили меньшевики, а зицпредседателем там стал некто Рахметов, левый эсер (символизм похлеще крымского Аксёнова!) Именно как член ВРК Антонов-Овсеенко объявлял в только что взятом Зимнем министрам об их низложении. Именно от ВРК публиковалось ленинское воззвание «к гражданам России», оповестившее о переходе всей полноты власти к исполкому Советов. 

13. Победа большевиков в Октябре состоит не в том, что они смогли захватить правительственные здания и объявить себя властью. А в том, что к моменту, когда это произошло, они уже по факту стали ключевой и наиболее организованной политической силой в стремительно распадающейся стране. Они были антисистемой, полностью автономной от легальных институтов организованной силой, в то же самое время способной использовать любые из них для достижения своих целей. У них была самая привлекательная для социальных низов идеология, самые энергичные и харизматичные вожди, и плюс собственные мобилизованные и вооруженные силовые структуры — Красная Гвардия; ничего удивительного, что из всех тогдашних политических сил они оказались единственными способными не только взять, но и удержать власть. 

И, да, основную организационную роль сыграл Троцкий, фактическими исполнителями были Антонов, Подвойский и т.д., но «вождем» — идеологом, вдохновителем и подлинным автором всей схемы был, конечно, Ленин. И путь к этой победе он начал тремя годами ранее, в Циммервальде, когда выступил с идеей «превратить империалистическую войну в гражданскую». 
План следующих статей серии:

1. Марксизм и его функция в большевистской механике (народники/СР и марксисты/СД)

2. Троцкий и Октябрь

3. «Партия ленинского типа» как политический инструмент

4. Поражения контрреволюции: почему большевики в итоге оказались непобедимыми

5. Почему «учредилка» ничего не учредила и не могла учредить

6. Братья Свердловы: французский генерал, американский банкир, русский революционер. 

7. Имеет ли право путинская Россия на «миф Октября»

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма