Выборное.

Собчак, конечно, конкурирует не с Путиным и уж точно не с Грудининым, а с Навальным. И довольно успешно: в ходе кампании она доказала, что лучше него по многим параметрам — лучше держит удар, глубже прорабатывает свою позицию, психологически устойчивее и безусловно качественнее как публичный спикер.

В том-то и проблема. Для меня Навальный, конечно, психологически ближе, чем Собчак. Я знаком и когда-то общался с обоими, помню их задолго до большой политической карьеры. Да, по личностным качествам Ксения куда больше лидер, чем Алексей. Но.

1. Классовый аспект. Собчак — плоть от плоти рублевской аристократии, с соответствующей системой ценностей, взглядов и повадок. Навальный — типичный представитель постсоветского офисного планктона, low middle class, типаж «злой мужик из кредитной тачки в пробке на МКАДе». Ну то есть социально близкий.

2. Гендерный аспект. Ничего не имею против женщин в политике, но ужасно раздражает размахивание этим самым гендером и постоянная возгонка эмоционального фона — впрочем, Жириновскому это всегда удавалось и не будучи женщиной. Собчак — машина психологических атак, в любой момент способная восполнить точно рассчитанной эмоцией дефицит содержания и глубины; Навальный же скорее жертва на этом поле, пасующий не то что перед Собчак, но даже перед, прости Господи, «рыбкой». Естественная его реакция на стандартное бабское трололо — «убежал, зажимая член обеими руками». Уважения не вызывает, но хочется посочувствовать.

3. Идеологический аспект. Собчак — голос слоя профессиональных пораженцев, с ключевым тезисом «станем частью глобального Запада — и заживем наконец» (и даже как-то сразу понятно, кто именно заживет). Навальный, хоть и трижды клеймленый-переклеймленый «агент Госдепа», вообще уходит от такой вот «геополитики» — не в последнюю очередь потому, что понимает: он сам и такие как он даже в случае оккупации Москвы войсками НАТО вряд ли смогут поменять тачку на более дорогую: в этой версии «прекрасной России будущего» роль таких, как он — до конца жизни побираться на «грантовых конкурсах» в плотной толпе конкурентов из числа экоактивистов, феминисток, борцов за права нац- и сексменьшинств и т.п. Короче, профессиональных «нетерпил» по Пелевину. И то это лучший для него сценарий, возможный лишь в том случае, если он избежит роли «сакральной жертвы», необходимой для окончательной демонизации «режима». Парадоксально, но Навальному как никому другому необходимо именно долголетие Путина и путинской системы — единственный расклад, в котором его продолжают считать за человека.

4. Иерархия приоритетов. Навальный, худо-бедно, отрабатывает вполне реальную для нашей страны (хоть и сильно гипертрофируемую им, что естественно) проблему коррупции. Какую проблему отрабатывает Собчак? Безвиз и свободное перемещение капиталов через границу для тех, у кого они есть? Приоритетный доступ к госканалам для статусных оппозиционеров (подаваемый как «свобода слова»)? В её программной статье на РБК — только о том, что зря мы поссорились с Западом из-за какого-то там Крыма, все равно нам без дружбы с ним не прожить. Читать это смешно — Китай стал второй экономикой мира, непрерывно будучи под разнообразными санкциями после аналогичной ссоры из-за событий на площади Тяньаньмэнь. Но вот за коррупцию там расстреливают. Так что дело не в отношениях с Западом, а в том, как мы устроены и на что нацелены внутри. А она про это не понимает примерно ничего — что и показывает раз за разом.

5. Политическая организация. Навальный, опять-таки, все время пытается собрать под собой какую-никакую политическую структуру, способную втягивать в себя кадры и растить их в проектах — будь то ФБК, мэрские выборы или борьба против подмосковных свалок. Да, у него руки растут не из того места, плюс он еще тот псих, поэтому все его попытки партстроительства с завидной регулярностью проваливаются — но он хотя бы пытается. Собчак же никогда этого не делала. Ее опыт участия в выборах начался сразу с президентской кампании — нет бы попробовать избраться сначала хотя бы в какой-нибудь сельсовет пусть даже в Барвихе или Жуковке. Ну или партию, например, зарегистрировать; на худой конец — купить у масонов готовую. Но это для нее, похоже, слишком плебейские занятия. А зря: и знания о стране/системе, и «обстрелянный» актив, и организационный опыт — все это нарабатывается только на таком уровне.

В общем, резюме. Навальный, конечно, куда более политик, но не орел. Собчак — много харизматичнее и качественнее как публичный деятель, но не политик.

И все же, тактически, она скорее приобрела в этом цикле. А вот он — скорее потерял.

Алексей Чадаев

Советник Председателя Государственной Думы РФ, директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.