Главная / Основной блог / Комментарий к «Майскому указу»

Комментарий к «Майскому указу»

Прочитал несколько раз внимательно «новый майский указ» Путина.

Несколько соображений.

  1. Стержневое противоречие заявленных целей: форсированное технологическое и экономическое развитие ВСЕГДА побочным эффектом имеет рост неравенства и социального напряжения. В очагах нового уклада, особенно если они еще и централизованно поддерживаются, нарастает разрыв с качеством жизни остальных. Даже СССР, с огосударствленными средствами производства и централизованным планированием экономического развития, а также тотальной уравниловкой в статусе госидеологии, с этой проблемой не справился: советская система распределения благ под конец воспринималась примерно всеми как полностью несправедливая. Причем в обидах были не только «бедные» — элита (особенно культурная, научная и хозяйственная) также фрондировала, поскольку сравнивала свой уровень жизни с уровнем жизни себе подобных по ту сторону «железного занавеса». Наша же система отличается куда более ослабленным контуром перераспределения по сравнению с советской. А значит, предел социальной прочности у нее гораздо меньше.
  2. Принцип святого Франциска — «каждый пусть пашет свою делянку» — в нашем случае не работает: в первую очередь потому, что как таковой делянки нет, и даже у тех, у кого она вроде как есть, в ближайшем будущем — не в последнюю очередь именно из-за технологий — ее не станет. Мы уже имеем армию лишних людей, живущих и зарабатывающих «по ту сторону» правового пространства — и она будет только расти именно потому, что системы наделения людей «делянками» нет даже в проекте, а вот система их отжатия, современных «огораживаний» — работает как часы.
  3. Призыв мобилизоваться на прорыв имеет адресатом разве что бюрократию. Даже бизнес — за небольшим исключением госкорпов и «королей госзаказа» — уже не очень понимает, где его место в этом строю; что же до обычного населения, его максимально возможная роль — сидеть у телевизора и радоваться открытию Крымского моста. Нет и не планируется никакого «призывного пункта», куда человек, будучи вдохновлен призывом национального лидера, может прийти и записаться в участники готовящегося «рывка». Есть дверцы для избранных — от «Лидеров России» до разного рода «политстартапов», но это очень нишевые, локальные программы.
  4. Еще одно противоречие — прорыв vs. экономический и политический суверенитет. Совершенно неочевидно, что суверенитет (со всеми его издержками, к тому же каждый год растущими) является необходимым условием повышения качества жизни: многие страны его не имеют вовсе, а живут лучше нас. Нам объясняют, что с нами так не будет, мы слишком большие и особенные, но звучит неубедительно — по крайней мере, с точки зрения количества населения те же Германия, Япония или Южная Корея — ни в каком смысле не «суверенные» — вполне сопоставимы с Россией. Лично я — строго за суверенитет; но качество официальных объяснений того, зачем он именно нам нужен, если главное, чего мы хотим — это чтобы «люди» жили «лучше» — категорически неудовлетворительное.
  5. В продолжение. Если главная наша цель — «качество жизни людей», то опять же из этого никак не следует, в чем смысл нынешней внешней политики, стабильно ухудшающей наши отношения с клубом богатых стран. Если бы мы не спасли Асада — стали бы «простые люди» от этого жить хуже? Еще раз. Я не считаю, что Асада надо было сдавать — более того, и Каддафи сдавать было нельзя, это была ошибка. Но корень этой ошибки — в невнятице нашего собственного понимания, кто мы такие, чего хотим — и на каком, собственно, основании вздумали оспаривать англосаксонский миропорядок. Что именно в нем мы считаем неправильным и несправедливым, в чем «мы» по существу другие, чем они — на это сегодня никто ответа не дал.
  6. Резюмируя. Мы имеем ряд критических провалов в государственной идеологии. Пока — только в идеологии; но они имеют далеко идущие последствия и в экономике, и в социальной сфере, и, главное, в общественной морали. При реализации заявленных Путиным задач все эти проблемы обострятся, напряжение будет нарастать. В конечном счете, прорыв рискует обернуться провалом.

Я бы этого не хотел. Но вот не понимаю, как этого можно избежать. И, главное, кто за это отвечает — пока, такое ощущение, никто.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.