Главная / Госуправление / Анатолийский дневник

Анатолийский дневник

Три дня отработал на совещании спикеров парламентов стран Евразии в Анталье. Несколько разрозненных заметок, которые делал по ходу. 

  1. Двухсторонние встречи делегация-на-делегацию – куда более «рабочий» формат, чем большие толковища с выступлениями с трибун. Трибуна – для манифестации позиций, причем в одностороннем и в то же время обтекаемом формате. Двухсторонки – место, где только и возникают реальные договоренности и где понимаешь нерв процесса. Таких двухсторонок у В.В.Володина в этот раз было 8, не считая переговоров с глазу на глаз (без делегаций и советников). Турция,  Казахстан, Катар, Корея, Киргизия, Иран, Сербия, Вьетнам. 
  2. Как бы мы ни ругали ПАСЕ, но востребованность площадки, где депутаты и партии могут высказываться на международном уровне по разным вопросам политической актуалки, была и остаётся велика. У азиатов, у которых своей ПАСЕ никогда не было, она ничуть не меньше, чем у европейцев. В этом смысле Третье совещание спикеров показало тенденцию к превращению в регулярный институт. Когда-то это была совместная инициатива России и Кореи; теперь в со-инициаторы запросились Турция и Казахстан. Кроме того, начинают возникать «дочерние» форматы, как конференция по антитеррору в Иране и совещание по кибербезопасности в Катаре. 
  3. Роль организатора создала России некоторые сложности. Особенно с учетом того факта, что на Ближнем и Среднем Востоке у нас вообще все друзья; но проблема в том, что все эти наши друзья, мягко говоря, не очень-то дружат между собой. И с учетом того, что для второго соорганизатора – Южной Кореи – все эти, уже не первое тысячелетие идущие, восточносредиземноморские разборки суть новости из параллельной вселенной, значительная тяжесть распутывания противоречий выпадает именно на Россию. 
  4. Чем еще хороши такие совещания – на них можно собирать в реалтайм-режиме всякие международные мониторинговые миссии в проблемные точки. Парламентарии – большие любители ездить во всякие официальные командировки; в любую такую поездку легко собираются желающие из нескольких стран сразу. 
  5. Приятный момент. Совещание проходило в курортном отеле, который никому и в голову не пришло по этому случаю очищать от отдыхающих или наводить супер-пупер-безопасность. Поэтому по лобби спокойно ходили вперемешку люди в пиджаках, люди в бурнусах и люди в пляжных шортах (последние — в основном россияне, традиционно поддатые еще с утра на олл-инклюзиве); и никто друг другу не мешал. И это несмотря на 40 парламентских делегаций со всей Евразии, включая 23-х спикеров. Кортежи тоже ездили без перекрытий движения. Я, конечно, государственник, но люблю такую власть, которая не напрягает и не мешает людям жить; в этом смысле сердце радовалось, конечно. 
  6. Парламентская работа – это не только депутаты, но и аппарат, внутренняя механика работы парламентских структур. Цифровизация – это и про них тоже: системы голосований, электронный документооборот, системы совместной работы над законопроектами, предиктивная аналитика с использованием бигдаты, сбор и обработка обратной связи от избирателей и т.д. Думаю, было бы правильно в рамках формата совещания спикеров сделать отдельный трек для руководителей и сотрудников аппаратов парламентов – в первую очередь по обмену технологиями, решениями, программам стажировок. Нам и самим есть что показать, но было бы интересно посмотреть, как это делается у других. 
  7. Совершенно неохваченный пласт – международные коммуникации среди депутатов регионального и муниципального уровня. Там вообще нет повестки классической международной политики, зато есть масса конкретики, по которой интересно обменяться опытом – ЖКХ, муниципальное управление, транспорт, проектирование региональных и городских бюджетов, проблемы мигрантов, развитие территорий и т.п. Считаю, было бы правильно в следующий раз (а в следующем году совещание будет в Астане) расширить формат еще и в эту сторону, собрав делегатов из числа региональных и муниципальных депутатов разных стран. 
  8. Огромное дело – языки. Я хоть и учу турецкий недавно, все же уже кое-что мог разобрать и на двухсторонке с Йылдырымом, и на пленарном заседании. То же с арабским на встрече с делегацией Катара. Когда есть хоть немного знания языка, в переговорах это дает тебе фору – подумать над ответом на времени, пока говорит переводчик. Думаю, Путин активно этим пользуется в своих коммуникациях со многими из мировых лидеров. Вообще, начальный уровень понимания языка контрагента, как и набор базовых сведений о стране, культуре, политической системе и т.д. – must have для переговорщика. 
  9. Главное, что дают такие форматы, как совещание спикеров – возможность высказаться, обозначить позицию в комфортном для страны формате. В этом многие нуждаются сегодня, когда «старые» площадки (та же ПАСЕ, например), как выразился тот же Йылдырым, «захвачены радикалами» и «подвержены диктату бюрократии». Когда целые делегации лишают слова – это уже что угодно, но не парламентаризм. Мнения в выступлениях на пленарке звучали довольно резкие, но это и хорошо. Парламент – это, в конце концов, место для дискуссий. 

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма. Старший преподаватель кафедры территориального развития, факультет госуправления РАНХиГС. Кандидат культурологии.