Предтеча

В некрологах Доренко увидел две полярные точки зрения: одна — что он совсем не вписывался в нынешнюю эпоху («слишком свободный» и т.п.), другая — что, наоборот, вписался как родной, был одним из пионеров и пропагандистов телеги и т.п. 

Я исхожу из того, что он её во многом предвосхитил. Нынешние анонимные и местами неанонимные мочильщики из той же телеги — это тени теней Доренко образца 96-99, акме «пиарократии». 

В потоке некрологов видна сословная тоска по временам, когда такой «телекиллер» казался хозяином положения, а не стаффом на обслуге (каким был в действительности даже и тогда). За то же любят у нас вполне, тьфу-тьфу, здравствующих Леонтьева, Невзорова etc. Память о былом величии Тусовки — или, точнее, иллюзии такового.

Так что Сергей Леонидович вполне заслужил эту гекатомбу. Как тонко подметил один телеграм-автор, говоря о нём, авторы некрологов говорили в основном о себе. 

Беда в одном. Ничего, кроме этих грёз об утраченном «влиянии», эти люди не могут. Поплакали — идите дальше к «заказчикам» клянчить свои гонорары за работу лопатой и вентилятором. Благо хозяева нынче куда как жаднее незабвенных борисабрамычей. Тот тоже вас за людей не держал, но хотя бы вид делал, что это не так; нынешние себя не утруждают. 

И на этом фоне Доренко, конечно, выглядит мифологическим героем древности.

В некрологах Доренко увидел две полярные точки зрения: одна — что он совсем не вписывался в нынешнюю эпоху («слишком…

Опубликовано Алексей Чадаев Пятница, 10 мая 2019 г.

Алексей Чадаев

Директор Института развития парламентаризма